Экономика

Бизнес в Саратове: Последние годы жизни

Защитник предпринимателей Михаил Петриченко бьет тревогу

  
205
На фото: вид на город Саратов
На фото: вид на город Саратов (Фото: Артем Геодакян/ТАСС)

За прошедший год число жалоб от предпринимателей в адрес их защитника выросло в разы. Об этом стало известно из ежегодного доклада уполномоченного по итогам работы в 2018 году. Бизнес-омбудсмен Михаил Петриченко отмечает, что в 2018 году предпринимателей стали чаще привлекать к уголовной ответственности. По сравнению с 2017 годом число возбужденных против бизнесменов дел выросло в два раза. В пять раз увеличилось число жалоб по вопросам уголовно-правового характера и нарушений в этой сфере. Подобное положение вещей негативно отражается на имидже региона, отрицательно влияет на экономический климат. Между тем ситуация еще хуже, чем о том сообщает уполномоченный

В стране в целом, и в Саратовской области особенно, сложился крайне негативный деловой климат. Он стал таковым далеко не вчера, а так называемые «наезды» на местных лавочников — это явление, с которым власть якобы борется еще с тех давних пор, когда главным регулятором бизнес-среды был самый заурядный рэкет.

Перефразируя слова поэта — менялись знаки и возглавья, но судьба бизнесмена всегда была одной и той же: не заплатишь за «крышу» — эта «крыша» обрушит на тебя всю мощь своей репрессивной машины.

Наряду с ухудшением экономических условий в целом, в последнее время наблюдается колоссальное давление со стороны силового блока. Об этому уже даже и не говорит, а вопиет Михаил Петриченко. Он приводит удручающие факты, но не пытается объяснить, почему это давление усилилось. Попробуем сделать это за него.

Итак, с одной стороны, мы наблюдаем глубинное оскудение ресурсов, которое сегодня переживает наш депрессивный регион, а с другой — обострение борьбы на фоне оскудения. Чем меньше становится ресурсов, тем острее становится за них борьба.

Но есть и еще одна особенность, на которую пока мало, кто обратил внимания. Дело в том, что в период сокращения ресурсов, от влияния на их распределение буквально отталкиваются все «лишние структуры».

Еще совсем недавно в целом ряде отраслей восседали родные и близкие влиятельных фигур от губернатора до мэра, спикера местного парламента и главного федерального инспектора. В настоящее время идет «отлов» родственников, даже тех, кому удалось продержаться сравнительно долго уже после того, как их могущественный дядя, сват или брат либо оказался на нарах, либо утратил статус чиновника категории А.

Наряду с отсечением родственников (скрытая борьба с непотизмом) наблюдаются и попытки отстранить от контроля над ресурсами и представителей силовиков. В этом направлении в Саратовской области произошла смена руководства всего силового блока.

Только за последние год-два в регионе сменились руководитель ГУВД, председатель областного суда, прокурор области, председатель регионального следственного комитета. Была надежда на то, что в условиях сокращения ресурсов смена ключевых фигур этого блока ослабит их вмешательство в процесс распределения и перераспределения ресурсов. Но эти надежды не оправдались.

Произошло это потому, что сама система в РФ устроена таким образом, что силовики не могут не участвовать в перераспределении ресурсов. Поэтому резкое усиление давления на бизнес в Саратовской области мы связываем со сменой руководящих фигур силового блока в регионе. На смену одним генералам и майорам пришли другие, и они не могут себе отказать в том, чтобы не восстановить былой контроль над бизнесом, вернув себе все рычаги влияния.

Простая перестановка фигур в силовом блоке не может повлиять на положение бизнеса, просто потому что сама по себе перестановка ничего изменить не может. Нужно менять саму систему.

Однако у нас кроме бесконечным призывов к силовикам «перестать кошмарить бизнес» никаких иных мер не применяется, если не считать ряда поправок в закон, которые не устранили влияние «крыши», а только привели к ее переформатированию и приспособлению к новым условиям.

В этой связи нет ничего удивительного в том, что Михаил Петриченко отмечает, что в 2018 году предпринимателей стали чаще привлекать к уголовной ответственности. Казалось бы, что в условиях экономического кризиса, в ситуации крайне низкой деловой активности, при непрерывном и все возрастающем росте цен, налогов, поборов и сборов — давление на бизнес должно ослабевать в том числе и давление со стороны силовых органов, а оно, если судить по словам саратовского бизнес-омбудсмена только усиливается.

При этом давление на бизнес идет по всем направлениям: со стороны налоговых органов, со стороны банков, монополистов, силовых структур, чиновников и т. д. Это давление оказывается на любую форму бизнеса от крупного и среднего до малого и даже самого мелкого, например, налог на самозанятых.

Ладно бы такого рода давление оказывалось в условиях экономического роста — бизнес смог бы за его счет покрыть убытки, которые отнимают у него разного рода «крыши» — но в условиях продолжающегося спада, в том числе и доходов населения, бизнес утрачивает не только стимулы для развития, но и какие-либо стимулы вообще. Давление на бизнес в условиях негативной деловой атмосферы не может не привести к повсеместному сворачиванию предпринимательства, к росту как намеренных, так и непреднамеренных банкротств. А, стало быть, это оказывает колоссальное влияние на объемы прибавочной стоимости, которое ведет к скукоживанию ресурсов.

Все идет к тому, что завтра налоговикам будет не с кого брать налоги, банкам некому выдавать кредиты, чиновникам не будет с кого брать взятки, а силовикам — дань.

Эпидемия банкротств, которая охватила саратовские предприятия, в том числе и известные, ведущие свою славную историю еще с советских времен, распространилась и на средний и малый бизнес, который оказался не в лучших условиях, а ведь его активы, в том числе и материальные, не идут ни в какое сравнение с активами известных предприятий.

При этом никто, ни власть, ни правоохранительные органы, ни банки не предлагают иной модели развития, которая позволила бы остановить спад и обеспечить рост. Зато все хотят «кушать», если и не в большем, чем раньше, то хотя бы в том же объеме, что и прежде.

В этой связи опять-таки понятны жалобы бизнес-омбудсмена, который констатирует, что сложившееся положение вещей негативно отражается на имидже региона, отрицательно влияет на экономический климат, идет вразрез с установкой президента Владимира Путина, поручившего сократить число необоснованных проверок в отношении бизнесменов, а также способствует отъезду наиболее активной части населения.

Бизнес в регионе вступил в период последних лет своей жизни. Если ситуация не измениться и не только в той части, которая касается давление на него со стороны силового блока, а в целом, то судьба бизнеса станет абсолютно предсказуемой: он просто перестанет существовать, как кластер.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Фото дня
Lentainform
Новости СМИ2
Медиаметрикс
Новости 24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Игорь Гундаров

Доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН, демограф

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Вячеслав Тетёкин

Политик, общественный деятель, КПРФ

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ