18+
пятница, 22 сентября
Армии и войны

Снайперы и яблоки в ЛНР

Журналист из Уфы, вернувшийся в сентябре из Донбасса, продолжает рассказ о боях под городком Счастье.

  
2268
Снайперы и яблоки в ЛНР
Фото: Станислав Красильников/ТАСС

«О том, что пережил, о том, что видел,

Не расскажу, молчание храня,

И будут земляки мои в обиде,

И дом родимый не простит меня…"

(Из башкирского эпоса).

Город

Наконец-то было дано «добро» на выход в город.

Любой город познается в ощущениях. Не исключение и Луганск, столица одноименной республики. Луганск — красивый, «советский» полумиллионный город. Много памятников прежней эпохи. Как и в любом «советском» городе, центр города частично застроен ампирными «сталинками». Есть, конечно же, и всякие торговые комплексы. Проезжали, помнится, мы как-то мимо одного такого разоренного автоцентра, было видно, что автомобили выгоняли на улицу прямо через витрины. Народ тогда, видимо, сильно веселился.

На момент нашего приезда город был еще внешне относительно малолюдным. Но с каждым днем, гражданских машин на улицах становилось все больше, как и праздно гуляющей публики на центральных улицах и в скверах.

Так как выпускали в город по несколько человек и на несколько часов, мы условились сходить в первую очередь на рынок, затовариться текущей бытовой мелочью. Поразила на тот момент дешевизна цен в сравнении с Россией, с родной Башкирией. Например, такси по «всему городу», не превысило ста рублей, проезд в общественном транспорте (маршрутках) стоил шесть рублей. То же самое и по гражданской одежде на рынке. По словам товарищей, покупка качественной одежды «на выход» обошлась им в несколько раз дешевле, чем это стоило бы в России. И это в условиях прифронтового города!

Обозное

На очередном утреннем построении командиры объявили о том, что на направлении города Счастье вновь активизировались ДРГ противника. И поэтому нашему взводу, в качестве огневого усиления предстоит принять участие в ликвидации выявленных диверсионно-разведывательных групп противника.

Вновь грузимся в наши «урало-пепелацы». Уже без раздумий беру вместе с РД спальник, вторую фляжку с крепким чаем. Командование сообщило, что операция продлится «до вечера», и мол, к ночи вернемся. Тем не менее, кроме меня, под всеобщие смешки, спальники взяли еще несколько человек.

Обозное оказалось небольшим поселком. Мы остановились на территории местного сельхозпредприятия. Машины были быстро убраны в ангары, в которых селяне складировали семена подсолнечника. Боекомплект и минометы мы дружно перенесли на определенные командованием позиции и замаскировали. В поселке уже стояло наблюдение нашего подразделения, по соседству с позицией АГС (автоматический гранатомет станковый) второй Бригады Народной Милиции ЛНР.

Планы командования, как и следовало ожидать, неожиданно «скорректировались». Нам объявили, что вечером «работы» не будет. Что она будет либо ночью, либо завтра.

Оставив часовых возле позиций и машин, остальные разбрелись по поселку. Часть ребят пошла купаться на озеро. Часть — в местный частный, работающий через раз, магазинчик. Наш замкомвзвода ранее уже был в этом поселке, по его совету мы сходили к одной его знакомой и выменяли два суточных сухпая на три литра холодного домашнего молока и булку хлеба. Она сказала нам, что у нее можно будет, ежели что, в будущем покупать молоко в трехлитровке по пятьдесят рублей. Одна из местных женщин, работающая на этих складах, принесла и угостила нас ранними яблоками.

Пострелушки

К вечеру меня и еще одного товарища определили на усиление НП (наблюдательный пункт) где стоял АГС штурмовиков. Так как работы минометам не предвиделось, я легко согласился. Ребята сообщили, что ночью будет, скорее всего, встречный разведпоиск на выявление ДРГ противника, а так же его снайперов, оперирующих в этом районе. Особенно, как рассказали местные, допекала одна девушка, притом коренная луганчанка, перешедшая из карательного батальона «Луганск — 1» в батальон «Айдар», чтобы специально работать на этом направлении, где местность ей, естественно, хорошо знакома. «Промаячив» с биноклем свое первое время ложусь спать, тут же, возле позиции, чтобы в случае ночного обстрела сразу скатиться в окоп, вырытый под АГС.

За полчаса до очередного дежурства на НП я проснулся оттого, что услышал, как кто-то тихо чертыхнулся, запутавшись в ржавых кусках поваленной рабицы, через которую проходила тропинка на нашу позицию.

Это прибыла наша спецгруппа снайперов с охранением. Следом подошли разведчики с соседней позиции ополченцев.

В предутренней дымке наши снайперы обстреляли выявленную позицию вражеского снайпера, а что бы запутать противника, с «т-образного» перекрестка так же начал работать одиночными пулемет «Утес» и снайперы соседей.

Поначалу противник молчал, минут через двадцать он начал простреливать из АГС лесонасаждения перед своими позициями, но не там, где были наши снайпера и наблюдатели. Затем, видимо на «авось», обстрелял их так же из пушки БМП-1.

Нам же, в это «антиснайперское утро» работы так и не нашлось. Прождав на позиции АГС наших штурмовиков какое-то время, когда уже все практически улеглось, когда все «пострелушки» закончились, выдвинулись к взводным урало-пепелацам. И уже в ярких лучах жаркого предобеденного солнца отправились обратно в город. Результаты работы наших антиснайперов к сожалению так и остались неизвестными, ни из наших источников, ни из открытых источников противника. Уезжали из Обозного с двояким чувством. Ожидали большей результативности от выезда на боевое задание, а в итоге промаялись сутки на позициях. Но на войне, как говорится, как на войне. Не всегда получается так, как планируют отцы-командиры.

Читайте также

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Александр Пасечник

Глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Погребинский

Директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ