18+
понедельник, 20 ноября
Армии и войны

Суда не туда

Насколько реально возрождение в Саратовской области скоростного волжского флота?

  
457
Капитан Александр Никонов
Капитан Александр Никонов (Фото: предоставлено автором)

Мы продолжаем разговор о прошлом и возможном будущем (настоящего практически нет) скоростного пассажирского флота на Волге, начатый материалом Егора Верещагина «Быть или не быть новой „Комете“ решат греки».

Больше 20 лет по Волге в акватории Саратовского региона не ходят знаменитые «ракеты» и «метеоры» — скоростные посудины на подводных крыльях в середине 90-х частично сдали в металлолом, а в большинстве продали в Китай. Оказавшись один на один перед лицом деиндустриализации и развала экономики, Саратовская область не смогла обслуживать этот перспективный и удобный, но при этом, чего греха таить, дорогостоящий вид транспорта. Шли годы, положение дел менялось, но, несмотря на временный всплеск углеводородных сверхприбылей, реальный сектор развивался обратно пропорционально росту дивидендов топ-менеджеров корпораций и владельцев крупного бизнеса. Транспортная инфраструктура в целом и речная, в частности, не стала исключением — она деградировала вместе со страной, накрытой «стабильностью» и бюджетным колониализмом. Пассажирский флот скукоживался, речные трамвайчики, как и их сухопутные рельсовые собратья, приходили в негодность, в то время как Волгу бороздили лишь баржи с песком и нефтепродуктами да частные катера. Тем не менее, в 2017 году региональные власти замахнулись почти что на Вильяма нашего Шекспира, точнее — заговорили о возможности возрождения судоходного флота.

Об этом заявил сам губернатор Валерий Радаев в выступлении 14 мая, на заседании круглого стола в рамках форума «Среда для жизни. Квартира и город».

Глава региона, в частности, рассказал, что область работает над тем, чтобы приобрести «метеоры и ракеты» для создания новых линий для туров выходного дня. Туристические теплоходы предполагается пустить в Хвалынск.

В следующий раз о возможном появлении на Волге скоростных судов на брифинге 23 мая сообщил замминистра транспорта и дорожного хозяйства региона Сергей Балакин. Отвечая на вопросы журналистов о вероятности запуска быстроходного водного транспорта, он пояснил, что поручение о проработке дополнительных маршрутов уже было дано Валерием Радаевым. По словам г-на Балакина, которые процитировали несколько информационных агентств, предполагается, что быстроходные суда будут запущены уже не по туристическим, а по дачным направлениям. При этом, по данным замминистра, пока рассматривается маршрут Саратов-Балаково, а не Саратов-Хвалынск, как говорил ранее г-н Радаев, и не Саратов-Энгельс, как утверждал руководитель Общественной палаты Александр Ландо.

Под крылом «Метеора» никто не поёт

О судьбе скоростных судов на подводных крыльях мы говорим с замдиректора ОАО «Пассажирское речное управление» Александром Никоновым. Александр Николаевич — ветеран волжского флота: с начала 1980-х годов он ходил на «ракетах» и «метеорах» 14 сезонов и не понаслышке знает об истории волжского судоходства и перспективах возрождения скоростного сообщения.

«СП»: — Когда в Саратове появились первые скоростные суда?

— Первое судно на подводных крыльях появилось в Саратове в конце 1950-х годов. Лично я увидел первую «Ракету» 38-й модели в 1960-е годы. Хорошо помню это время — тогда строился мост Саратов-Энгельс. Помню, как многие прибегали на берег (тогда там был пляж) смотреть, что это за штука. Когда я впервые увидел «Ракету», она была в водоизмещающем положении, то есть не было видать крыльев. Но все прыгали, ныряли и щупали эти крылья. Тогда у меня и зародилась мечта работать на скоростном флоте.

«СП»: — А когда такие суда стали массовыми?

— Года через два после появления первой «Ракеты» стали поступать «метеоры». Первыми были «Метеор-36», потом «Метеор-43», «Метеор-100» и т. д. Тогда существовала программа развития скоростного флота: старые «метеоры» заменяли новыми, всё поддерживалось в надлежащем состоянии.

«СП»: — Сколько «ракет» и «метеоров» ходили в Саратовской области в лучшие годы?

— Было около десяти «метеоров» и «ракет». «Ракета-105», на которой я работал, «Ракета-242» и старенькая «Ракета-38» — та самая, которую я увидел ещё школьником и решил посвятить себя речному флоту.

«СП»: — В связи с чем скоростной флот в нашем регионе стал угасать?

— Когда началась перестройка, стали обсчитывать экономичность скоростного флота. Посчитали и решили, что надо всё это сворачивать — «метеоры» с «ракетами» работают в год четыре, максимум, пять месяцев, а всё остальное время простаивают. При этом надо содержать команду и обслуживание судов. Ремонт тоже, я бы не сказал, что сложный, но он должен обязательно проходить на берегу или на понтонах, на которые ставили скоростной флот. Дальше — клёпка. Поначалу мы привлекали авиационный завод, чтобы проклепать нуждающееся в ремонте судно. Также мы организовали свои, отдельные от авиазавода, бригады клёпальщиков, в том числе я и сам участвовал в этом процессе. Дело, в общем, было налажено: мы даже снимали крылья, под крыльями заменяли листы, повреждённые коррозией.

«СП»: — Ремонт производили в грузовом порту в Юрише?

— Был единый грузовой и пассажирский порт, мы ещё не отделились в начале 90-х годов. Когда отделились, пассажирский порт стал дочерним предприятием. Но, возвращаясь к истории сворачивания скоростного флота в Саратове, многие считали его неэкономичным. Народу стало в 90-е ездить меньше по понятным социально-экономическим причинам. В итоге, в 1994—1995 годах, было принято решение сдать в аренду суда на подводных крыльях в Китай.

«СП»: — То есть в 1993 году «ракеты» и «метеоры» ещё ходили, а в 1994-м — уже нет?

— Нет, ещё кое-что было. В 1994—1995 годах линия по маршруту Саратов-Куйбышев была сокращена до маршрута Саратов-Сызрань. Потом скоростные суда ходить перестали.

«СП»: — Получается, что «метеоры» и «ракеты», которые работали в Саратове, ходили не только внутри Саратовской области, но и в соседние регионы?

— Да, до Куйбышева, нынешней Самары, ходили. Куйбышев, Золотое — это был как раз мой маршрут. Я 14 навигаций отработал, из которых лет десять — на этой линии. Из Волгограда к нам ходили скоростные суда, но они были приписаны к Волгоградскому пароходству. И из Куйбышева к нам ходил один «Метеор» из их пароходства.

«СП»: — А из других волжских регионов — из Ульяновска, к примеру?

— Нет, оттуда к нам они не ходили, хотя в Ульяновске тоже был свой скоростной флот. Из Ульяновска в Куйбышев было сообщение. Но можно было из Саратова в Ульяновск доехать на «метеорах» через Куйбышев с пересадкой или наоборот.

«СП»: — Если брать лучшие годы, какой был тогда спрос на такие перевозки? Большой был пассажиропоток?

— Если честно, до сих пор у многих ностальгия. Уже больше 20 лет нет «метеоров» и «ракет», а до сих пор ностальгия не только у речников, но и у многих людей старшего поколения: «Когда же мы до Самары или Волгограда сможем ездить на этих судах?». Всё-таки был комфорт — обслуживание было хорошее, и скорость высокая позволяла быстро добираться, и как развлечение такие сообщения воспринимались, и как туризм.

«СП»: — Как вы оцениваете планы областных властей восстановить скоростной флот? Реально ли это сделать в нынешних условиях, смогут ли нынешние «эффективные менеджеры» пойти дальше слов?

— Восстановить сообщения на «метеорах», или, как я слышал, говорили про планы пустить по Волге «Восход» — это, если не брать в расчёт финансовую сторону вопроса, не проблема. Проблема, повторюсь, заключается в обслуживании. Суда на подводных крыльях нельзя в зиму хранить на плаву. Если это делать, просто разморозится система подачи воды в двигатели. Может, правда, и не разморозится, но при условии, если зимы не будут холодными. Моё мнение: одна организация не потянет содержание таких судов. Нужно работать в комплексе: Пассажирское речное управление, речпорт, возможно, какие-то частные организации-перевозчики и не только перевозчики. Например, Балаковский судоремонтный завод.

«СП»: — Насколько портовая инфраструктура Саратова готова к обслуживанию скоростного флота? Я имею в виду причальную стенку, о проблемах которой несколько лет назад много говорилось, а также диспетчерские службы и т. д.

— Что касается причальной стенки, насколько мне известно, этот вопрос урегулировали. Есть диспетчеры, которые причальную стенку регулируют. Что касается диспетчерского аппарата, при появлении скоростного флота его нужно будет возобновлять. То есть диспетчерский аппарат не для стенки, а для работы непосредственно скоростного флота.

«СП»: — Кстати, к вам из правительства не выходили с какими-то проектами по возрождению скоростного флота?

— Естественно, выходили. Раньше и я этим вопросом занимался, а сейчас — наш директор ведёт переговоры по скоростному флоту, в том числе по поводу создания маршрута в Сабуровку, где будет аэропорт.

«СП»: — А инфраструктура обслуживания таких судов сохранилась? Условно говоря, есть хотя бы места зимней «парковки» «ракет», «метеоров» и «восходов» в Саратове?

— Если говорить про небольшое количество судов, то есть. В порту, например, сохранился 100-тонный кран. Он действующий и не списанный. Если говорить про стоянку, для этого нужна не очень большая площадка. Просто на неё необходимо установить стапели или, к примеру, организовать зимнюю стоянку в Балаково.

«СП»: — Насколько сложно готовить специалистов для обслуживания таких судов?

— С подготовкой капитанов есть определённые проблемы, потому что требования такие. Нужно поработать определённое время на рейдовом, водоизмещающем, флоте. Обязательно, пассажирском или на шлюзовых теплоходах. Раньше к нам были требования — иметь такой опыт работы не менее пяти лет. После этих пяти лет мы должны были отстажироваться навигацию и только затем получить допуск работать на скоростном флоте штурманами, но ещё не капитанами. При этом, как минимум, необходимо окончить техникум речного флота, а ещё лучше получить специальное высшее образование.

«СП»: — Техникум водников у нас ещё существует, а что касается высшего образования, про какие учебные заведения идёт речь?

— Речь идёт о специализированных вузах, которых нет в Саратовской области. Есть такой вуз в Нижнем Новгороде — Волжский государственный университет водного транспорта.

«СП»: — В Саратовской области много таких специалистов, которые могли бы, в случае, если скоростной флот вдруг возродят, стать капитанами?

— У нас же каждые пять лет надо аттестовываться, проходить курсы и т. д. А так как с 1995 года у нас нет скоростного флота, всем бывшим скоростникам в любом случае нужна стажировка. Хотя бы месяц, но стажировка нужна. И курсы. То есть нужно в любом случае отучиться в Нижнем или в других городах, где есть соответствующие организации. Но людей у нас мало осталось, кто ещё помнит «метеоры» и знает, как на них ходить. У нас есть ребята, которые ходят на пассажирских судах, но их, опять же, надо стажировать. При этом вряд ли они смогут стать капитанами — только штурманами или дублерами. А вообще, стоит набирать прошедшую специализированный техникум или лучше вуз молодёжь, но на её подготовку, как я говорил, нужно не менее пяти лет. То есть в любом случае в эту навигацию собрать специалистов будет весьма проблематично, если не привлекать в спешном порядке подготовленные кадры из других регионов, которые будут иметь доступ к командирским функциям.

«СП»: — Где-то нынешние руководители области заявили, что в скором времени они хотят пустить скоростные суда — обратите внимание! — поперёк Волги, из Саратова в Энгельс. Это же, как мне кажется, несколько технологически несостоятельно?

— Конечно, это нереально. Ведь чтобы выйти на крыло, скоростному судну нужно определённое расстояние. Например, от пятого причала Саратова отходит «Метеор», только где-то за Бабушкиным взвозом он выйдет на крыло. А если его пустить поперёк, он до моста Саратов-Энгельс даже на крыло не встанет. А если использовать «Метеор» как водоизмещающее судно, он просто будет немеренно «жрать» солярку.

«СП»: — Какими наиболее перспективными, на ваш взгляд, сегодня могут стать маршруты для скоростного флота Саратовской области, если он, конечно, будет создан? Хотя бы для начала?

— Для начала стоит создать маршрут Саратов-Вольск-Балаково-Хвалынск. Что же касается дальних рейсов, тут довольно-таки сложно — для них нужно дежурное судно. А то вдруг «Метеор» где-нибудь «крякнет», где-нибудь в соседнем регионе? Короче, если нештатная ситуация произойдёт где-то севернее Хвалынска, как судно доберётся до ремонтной базы в Саратов или Балаково? Для скоростных судов с одним двигателем дежурное судно необходимо иметь с начала навигации для буксировки, а в основном для доставки пассажиров с середины волги в случае нештатной ситуации.

СПРАВКА «СП»:

Бум популярности судов на подводных крыльях пришёлся на начало 1960-х годов. К 1963 году суда этого типа были задействованы в пассажирском судоходстве по Волге, Днепру, Оби, Иртышу, Амуру и другим водным путям страны. Прогноз пассажирских перевозок на 1963 год составил 2 миллиона пассажиров, что на 50% превышало фактический показатель минувшего 1962 года. В настоящее время основной парк пассажирских СПК в России составляют суда, построенные в СССР. Всего было построено около 300 «Ракет», 400 «Метеоров», 100 «Комет», 40 «Беларусей», 300 «Восходов», 100 «Полесьев», 40 «Колхид» и «Катранов».

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ