18+
вторник, 27 июня
Армии и войны

Страсти вокруг синего забора

Нижегородцы все еще надеются увидеть новую набережную

  
1777
На набережной Волги в Нижнем Новгороде. 2002г
На набережной Волги в Нижнем Новгороде. 2002 г (Фото: Мошков Николай/ТАСС)

Конкурс на проект реконструкции Нижневолжской набережной, состоявшийся на прошлой неделе в Нижнем Новгороде, шокировал общественность. После того, как в этом году архитекторы познакомили мэрию со своими эскизами, после того, как эти эскизы подверглись народному голосованию, появилась надежда на прозрачный и аккуратный выбор лучшего претендента. Увы, надежда эта не оправдалась: известные в городе архитекторы (за исключением одного, который держал язык за зубами) почему-то оказались не в курсе объявленного конкурса. Контракт чиновники заключат с единственным участником, который известен исключительно типовыми проектами: он сбавил начальную цену в два раза.

Как открылись, так и закрылись

Первым тревогу забил архитектор Сергей Туманин, мастерская которого в числе прочих готовила эскизы набережной. На своей странице в соцсети он пожаловался, что мэрия, громко объявив ранее «народное голосование», на этот раз по-тихому провела реальный конкурс, о котором не знал даже главный архитектор города Виктор Быков. И в конкурсе этом, продолжал автор поста, приняла участие всего лишь одна архитектурно-строительная мастерская «Поволжье-центр», не известная в архитектурном сообществе.

Сайт госзакупок слова Туманина подтвердил: конкурс был объявлен месяц назад, и никто, кроме АСМ «Поволжье-центр», участия в нем не принял. На тот момент, когда появился взбудораживший всех пост в соцсети, уже состоялось вскрытие конвертов. Вернее — одного конверта. Комиссия проверила заявку на соответствие различным критериям и, не найдя в ней ничего крамольного, решила эту заявку принять к рассмотрению. То есть отыграть обратно уже ничего было нельзя — конкурс на проект реконструкции состоялся.

Почему выбор лучшего эскизного решения (который выбором на самом деле не являлся) был так «раскручен» летом этого года — теперь совершенно ясно. Это был чисто популистский ход, который не обязывал мэрию совершенно ни к чему и не подразумевал серьезных отношений с авторами рейтинговой концепции. Его цель — не определить подрядчика, а прежде всего, поднять дух нижегородцев, дать людям понять, что синий забор — не навсегда, что скоро его уберут и сделают на этом участке волжского берега нечто прекрасное. Ну и заодно, конечно, надо было поднять престиж городской администрации, показать, что теперь ее действия будут прозрачными и эффективными. Надо сказать, что чиновникам удалось и то, и другое. Лучшие архитекторы города нарисовали эскизы и описали, как они видят обновленную набережную. Особо стоит отметить, что среди участников были далеко не только члены градостроительного совета, то есть это не был междусобойчик.

Нижегородцы активно голосовали за ту или иную концепцию, все с нетерпением ждали результатов. В результате чиновники заявили, что победила дружба, что рейтинговые концепции так или иначе лягут в основу реального проекта, а выбор конкретного проектанта впереди. Общественность, получившая порцию позитива, согласилась, все стали ждать конкурса.

Осенью мэрия, как и обещала, его объявила. Но если все этапы «народного рейтинга» освещались путем пресс-релизов и открытых мероприятий, то в данном случае чиновники ограничились размещением информации на сайте госзакупок. То есть формальность была соблюдена, но, согласитесь, творческие люди, коими архитекторы и являются, нечасто заглядывают на специализированные закупочные сайты. Хорошо, рассылать потенциальным участникам уведомления чиновники не имеют права, но они могли ограничиться одним-единственным пресс-релизом или отдельным сообщением на сайте администрации — и все было бы по-другому. Но общественность не была поставлена в известность, что уже наводит на мысль о предварительной договоренности с единственным участником.

Договоренности не было?

Первый протокол, опубликованный на сайте госзакупок, вселил некую надежду: комиссия вскрыла конверт, признала заявку соответствующей законодательству, но при этом объявила конкурс не состоявшимся ввиду того, что в нем принял участие один заявитель.

Однако через пару дней появился второй протокол: комиссия рассмотрела заявку и рекомендовала заказчику заключить контракт с единственным участником, то есть с АСМ «Поволжье-центр». И на сегодняшний день нет сомнений в том, что контракт этот будет заключен.

Данная схема не является чем-то из ряда вон выходящим. Ее предусматривает 44-ФЗ, об абсурдных нюансах которого уже не раз говорили эксперты. Договориться с подрядчиком сразу чиновники не могут — они должны объявить конкурс. Но если очень хочется, можно его не афишировать, сообщив о тендере этому самому подрядчику. Далее — процедура, ставшая уже стандартной: признание конкурса не состоявшимся и заключение контракта с единственным участником.

Между тем, все могло быть иначе, если бы мэрия не только разрекламировала выбор проектанта заранее, но и выбрала форму электронного аукциона, который подразумевает прозрачность заявок, большой круг заявителей и, что немаловажно, наличие как минимум двух участников «на финише». Вместо этого был выбран формат открытого конкурса: он подразумевает заявки в конвертах, о содержимом которых общественность узнать не может, и описанную выше схему.

— Проведение конкурса вместо аукциона ограничило круг участников и привело к закупке у единственного поставщика, — прокомментировал ситуацию эксперт в области закупок Александр Кулаков.

Надежда на «изюминки»

Естественно, после описанных событий пристальное внимание общественности приковано к АСМ «Поволжье-центр». К огорчению многих, фирма эта ничем выдающимся не отличилась. Она довольно давно сотрудничает с городской администрацией, выполняя проекты школ, детсадов, водопроводов и теплотрасс. Несколько раз эта мастерская требовала через суд, чтобы мэрия выполняла свои обязательства по платежам. В 2015 году мэрия сама подала в суд на московского подрядчика, который затянул сроки проектирования роддома № 4. Участником дела была АСМ «Поволжье-центр» — видимо, она выполняла работы по договору субподряда.

В общем, за плечами этой фирмы — типовые проекты и рутинные разбирательства. Ничего вопиющего, но и ничего выдающегося. Почему единственным участником стала именно она — остается загадкой.

Между тем, на днях стало известно, что один известный архитектор все-таки знал о конкурсе с самого начала. Знал, но не поделился с коллегами информацией. И для этого у него были причины: единственный участник (видимо, не без подсказки мэрии) заранее с ним договорился. Это член градостроительного совета ­ Сергей Тимофеев, один из лидеров «народного рейтинга».

— С нашей стороны решение об участии в конкурсе было принято только после тщательного изучения вопроса и консультаций с нашим партнером — известным нижегородским архитектурным бюро ООО «ПТМА Тимофеева С.А.», — сообщил инженер АСМ «Поволжье-центр» Вадим Федин в интервью агентству «НТА-Приволжье». — Мы совместно запроектировали и реализовали ряд объектов и в этой работе выступаем единой командой.

В общем, не все так запущено. Да, признаки «договорного матча» налицо, но вместе с тем есть надежда, что у набережной, которую так ждут нижегородцы, будут свои приятные изюминки. Нашлись бы только деньги: на сегодняшний день в проекте городского бюджета 2017 года на реконструкцию Нижневолжской набережной заложено всего 27 млн рублей, а надо, по предварительным оценкам, 250 млн — в десять (!) раз больше. На проект (благо что участник конкурса запросил 7 млн, сбавив начальную цену в два раза) этого вроде как хватит, но на воплощение его в жизнь — точно нет. Будем надеяться на вливание из профицитного в будущем году областного бюджета.

Из истории вопроса

История двухкилометрового синего забора на Нижневолжской набережной тянется с 2005 года. Тогда нижегородская мэрия решила реконструировать этот участок города, построив туристический комплекс и облагородив территорию. Областной инвестсовет одобрил проект. Региональное отделение Росимущества заключило по результатам торгов с ООО «Трейд-Парк» (Нижний Новгород) договор аренды земельного участка на 49 лет. Фирма получила разрешение на строительство комплекса из двух корпусов справа и слева от Речного вокзала. Сдача в эксплуатацию центра была запланирована на 2009 год. Этого не случилось.

В 2010 году у ООО «Трейд-Парк» возникли трения с Росимуществом региона. Ведомство утверждало, что инвестор создал угрозу аварийной ситуации на Нижневолжской набережной. Затем областное правительство заявило, что фирма не ведет строительство и не платит в бюджет арендные платежи за участок. Тем не менее, срок реализации проекта «Трейд-Парку» инвестсовет продлил до 2013 года.

В 2012 году Приволжская транспортная прокуратура через суд приостановила строительство комплекса, которое фактически не велось, из-за разрушения берегоукрепительного сооружения набережной. В 2013 году нижегородское управление Росимущества подало иск в Арбитражный суд о расторжении договора аренды участка с ООО «Трейд-Парк». В 2014 году после судебных заседаний и возвращения дела на проверку суд вынес решение о расторжении договора. Фирма пыталась добиться пересмотра решения, но не получилось.

До настоящего момента Нижневожскую набережную украшает двухкилометровый синий забор. (По материалам stnmedia.ru)

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Захар Прилепин

Писатель, журналист

Владимир Брутер

Эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ