18+
понедельник, 25 сентября
Армии и войны

«Байкал» убойного калибра

Как в Нижнем Новгороде объединили Казахстан и ОАЭ

  
4599
Здание научно-производственной корпорации "Уралвагонзавод".
Здание научно-производственной корпорации «Уралвагонзавод». (Фото: Донат Сорокин/ТАСС)

Испытания российско-казахстанской боевой машины пехоты «Барыс» и российско-эмиратской БМП запланированы на 2017 год. Об этом заявил директор по военно-техническому сотрудничеству «Уралвагонзавода» Игорь Куликов. Напомним, что у этих двух проектов есть, по крайней мере, один серьезный общий момент - российский необитаемый боевой модуль в 57-мм пушкой АУ-220М.

«Атомная» история «Барыса»

В переводе с казахстанского «Барыс» можно перевести как «Барс». Аналогичное имя носит хоккейный клуб в Астане, который является базовым для сборной Казахстана. В нашем же случае речь идет о бронированной колесной машине, которая была разработана и с прошлого года собирается на совместном предприятии «Казахстан Парамаунт Инжениринг». Широкой публике она была впервые представлена на выставке KADEX-2016 в Астане. «Представленная версия отличается от демонстрировавшихся ранее вариантов тем, что на ней усилены бронирование и противоминная защита. Машина имеет колесную формулу 8×8 и обладает улучшенными характеристиками подвижности», — писали тогда журналисты. Вообще, по словам разработчиков, бронированный корпус БТР «Барыс», рассчитанного на экипаж из трех человек плюс восемь пехотинцев, обеспечивает защиту от самодельных взрывных устройств, наземных мин (чуть ли не до 10 кг тротилового эквивалента), боковых взрывов, атак с гранатометом РПГ и т. д.; при весе в 22,5 тонны «Барыс» может развивать скорость до 110 километров в час. С помощью же российского боевого модуля калибра 57 мм АУ-220М установленного на шасси «Барыса» БТР превращается в боевую машину пехоты.

В марте 2016 года стало известно о российско-эмиратском проекте, работающим по похожему сценарию: от российской стороны — боевой модуль АУ-220М, от эмиратской — шасси для него. Впрочем, если быть точнее, работать над проектом создания боевой машины пехоты «Атом» Россия начала еще несколько лет назад с французской компанией «Renault Defence», но в силу известных геополитических процессов проект был приостановлен. А затем к разработке подключилась «Emirates Defence Technologies». Более того, будучи установлен именно на «концептуальном проекте тяжелого БТР под названием «Атом», российская 57 мм автоматическая пушка АУ-220М произвела сенсацию на международной выставке вооружений в столице ОАЭ Абу-Даби.

С корабля на танк

Так чем же интересен этот боевой необитаемый модуль АУ-220М и почему его называют принципиально новым видом оснащения боевой техники?

Разабратывался он в ЦНИИ «Буревестник», созданном еще в 70-х на базе конструкторского бюро Горьковского машиностроительного завода, а с 2005 года входящего в состав научно-производсвтенной корпорации «Уралвагонзавод». И уже с самого начала нижегородский «Буревестник» специализировался именно на производстве и модернизации именно артиллерийского и минометного вооружения. Достаточно напомнить, что именно там, например, «придумали» переносимый бесшумный миномет «Галл», или что дистанционно управляемые комплексы вооружения для «Арматы» и «Бумерангов» тоже разрабатываются именно в Нижнем Новгороде.

Судя по наименованию, историю АУ-220М можно начинать еще с 60-х годов прошлого века, и одноорудийной корабельной артиллерийской установкой 57 мм калибра А-220. Вернее, опытной установкой, поскольку, несмотря на то, что в конце 70-х она была принята на вооружение, серийное производство этой разработки Горьковского машиностроительного завода развернуто так и не было. Зато об этой разработке вспомнили уже в 90-е, в эпоху «ограниченного финансирования» оборонных разработок. Вспомнили и решили доработать и максимально модернизировать, заменив устаревшие элементы, автоматизировав все, что можно автоматизировать и осовременив установку снаружи. В 2015 году было сообщено о том, что испытания установки для поражения морских, воздушных и береговых целей АУ-220М успешно завершены и она рекомендована к принятию на вооружение.

А летом прошлого года одним из хедлайнеров международного форума «Армия-2016» стала уже АУ-220М «Байкал» — «концептуально новый вид боевого оснащения военной техники, обладающий широчайшим спектром возможностей». Как говорят в пресс-службе «Уралвагонзавода», уникальность данного боевого модуля заключается в его компоновочных решениях и высокой мощи боеприпасов, способных поражать большинство существующих бронированных объектов.

И в мире нету БМП, что «взять» ему нельзя

Внешне АУ-220М представляет собой компактных размеров башню с установленным в ее корпусе скорострельным артиллерийским орудием калибра 57 мм. Предполагается, что этот боевой модуль одинаково подходит едва ли не под все перспективные и модернизируемые виды российских боевых бронированных машин: БТР-80, плавающий танк ПТ-76Б, «Армата», бронированные машины «Курганец-25» «Бумеранг».

«Уникальность АУ-220М — не только в заменяемости модуля, его готовности подстраиваться под различные виды носителей. Установку отличают и завидные огневые характеристики. В их числе — скорострельность (120 выстрелов в минуту), дальность стрельбы (до 12 км), вращение на 360 градусов, а также возможность подъема ствола на 75 градусов. Ну и самое главное — калибр. Если даже 30-мм пушка 2А42, устанавливаемая на БМП, считается грозным оружием, то что говорить о 57 миллиметрах! Для такого оружия, да еще и с учетом его скорострельности, практически не существует целей на поле боя, которые он не сможет поразить. За исключением разве что тяжелых танков и стационарных долговременных огневых точек» писала «Звезда». Вторят этому и сами разработчики: на сегодняшний день в мире просто не существует БТР и БМП, способных выдержать выстрел АУ-220М.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Александр Пасечник

Глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Погребинский

Директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ