18+
суббота, 18 ноября
Армии и войны

Нашла дедушек через 70 лет

Уфимка помогает в восстановлении исторической справедливости

  
492
Лена с портретами обоих дедушек. Москва, 9 мая 2016, Бессмертный полк
Лена с портретами обоих дедушек. Москва, 9 мая 2016, Бессмертный полк (Фото: Фото предоставлены героиней)

«Среди густого векового леса ровная площадка песчаной земли обнесена сеткой проволочного ограждения… Перед единственными входными двойными воротами, затейливо скрученными из колючей проволоки… расположены в ряд по три клетки размером 2×2 метра из той же проволоки. Это карцеры. Все заполнены. Свободных нет. Чем-то провинившиеся имеющие силы стоят, шатаются, переступая с ноги на ногу. Большинство лежат, свернувшись калачиком, с острыми выпирающими лопатками»…

Двоюродный, но такой родной

Выше приведена выдержка из описания концлагеря Stalag 308E в Польше, куда почти сразу после начала войны попал уроженец башкирского города Дюртюли Иван Ивлев. Он был взят в плен в июле 41-го под Новоградом-Волынским на Украине и принудительно угнан на территорию стран, оккупированных Германией. После польского концлагеря рядовой Ивлев попал в Словению, в концлагерь Шталаг 306D в городе Марибор, где умер 29 января 1942 года в возрасте 20 лет.

С тех пор Иван Ивлев, двоюродный дед уфимки Елены Беляевой по материнской линии, считался пропавшим без вести, но внучка нашла его — точнее, место его захоронения — на празднование дня Победы, 9 мая 2015 года. И почти одновременно с этим, 10 мая того же года, нашлась и могила другого дедушки: еще десять лет назад отец Лены сделал запрос в Бураевский военкомат, попросив разыскать своего отца Беляева Сергея Георгиевича.

— Сергей Георгиевич (Егорович) Беляев был сельским учителем в деревне Николаевка Бураевского района, — рассказывает Елена. — У него было пятеро детей: сыновья Юра и Александр и три дочери — Екатерина, Галина и Людмила. Младшая дочь никогда не видела отца — она родилась осенью 1941 года, после ухода его на фронт. Он погиб в возрасте 36 лет. По словам земляка-однополчанина, Сергей подорвался на мине, ему оторвало ноги, и от большой кровопотери он умер.

Карта военнопленного Ивана Ивлева (Фото: предоставлено героиней)

Неужели разлюбила?

Сергей Беляев очень бережно относился к семье, к детям. Писал стихи, нежные письма к жене. Спрашивал в них: «Все ли ты получаешь, что тебе полагается, сыты, обуты?» Она отвечала: «Нет, ничего не получаю», — и письма не доходили, перехватывались цензурой, а дед злился, думал — разлюбила, и снова, расстроенный, писал любимой жене… Последнее такое письмо, наполненное недоумением и болью, датировано 26 декабря 1942 года. А 9 января 1943 года замполит Беляев погиб в Великолукской наступательной операции советских войск, в которой наши воины бились так же яростно, как в битве за Сталинград…

На запрос Александра Сергеевича, отца Лены, пришел ответ, что Сергей Беляев похоронен в Великолукском районе Калининской области. Но точное место захоронения было неизвестно.

— Я стала просматривать информацию о каждом захоронении на сайте, посвященном воинским мемориалам Великих Лук, — рассказывает Лена. — Но имени деда здесь не нашла — его не было и в паспортах захоронений, так же как и имен других пяти погибших в один день с моим дедом солдат из похоронного списка, обнаруженного мной на другом сайте — obd-memorial.ru. Я написала письмо в Великолукский военкомат, и после необходимых уточнений их имена внесли в паспорт захоронения и на плиты мемориала.

Сегодня Елена и ее родные знают, где находится могила Сергея Беляева — в деревне Носково, в шести километрах от Великих Лук (первоначально он был захоронен в деревне Воробецкая).

6 мая 2016 года в Великих Луках состоялся митинг памяти павших, Елену пригласили — именно в этом году имя офицера, заместителя командира по политчасти Сергея Беляева внесли в списки на плитах мемориала. «Город просто дышал праздником, когда я приехала», — вспоминает Елена Беляева. Помимо имени деда, в списках добавились имена еще пяти бойцов, защищавших нашу Родину в годы войны: Дмитрия Шаповала, Степана Лысенко, Павла Сальникова, Мирона Боженко, Арона Смекуна — их, столько времени считавшихся пропавшими без вести, тоже нашла Лена…

Концлагерные игрища

Как это ни печально, но вернуться к ужасам Шталага — лагеря Третьего рейха, с которого начался наш рассказ, все же придется — Иван Ивлев, двоюродный дед нашей героини и сын репрессированного советской властью священнослужителя Николая Ивлева, умер здесь, на территории Словении, в фашистском концлагере города Марибор. Умер, прожив на свете всего лишь двадцать лет, больной и измученный голодом и холодом.

— Нацистский лагерь находился впритык к железной дороге, — Елена показывает фотографии, которые она сделала в Мариборе, — и здесь разгружались вагоны с военнопленными из Советского Союза — на перрон фашисты выгоняли их со словами: «Bestien heraus» - «Сволочи, вон!».

Немцы развлекались как могли — устраивали среди изможденных пленников забеги, кидали им, почти сошедшим с ума от голода и холода, какой-нибудь овощ «на драку», и обезумевшая толпа кидалась за трофеем, снося на пути все и друг друга в том числе. А жители города Марибор наших соотечественников жалели, старались им тайком помогать…

Елена выполнила задачу, которую поставила перед собой, — нашла своего деда Ивана Ивлева, причем случилось это аккурат на 70-летие Великой Победы. И здесь нужно остановиться и отдать должное внимательности и логике нашей землячки, разобравшейся в столь запутанной и даже загадочной истории.

Для нас и для потомков

— При написании похоронных списков была допущена техническая ошибка в фамилии, — рассказывает Елена. — И пленный Иван Ивлев с лагерным номером 45750 поначалу был записан как Тилев Иван, могила 151. Так появились записи в документах Центрального архива Министерства обороны и Государственного архива Российской Федерации на никогда не существовавшего Тилева Ивана — и потому о нем нигде никаких данных больше нет, да и быть не может.

Так же как и дед, 29 января 1942 года умер военнопленный Таран Павел, тоже захороненный в могиле 151. Дальше начинается совсем непонятное: имена этих двух солдат оказываются перепутаны местами, и в итоге на памятнике получается вот такая неразбериха — рядом идут два имени: Pavel Tilev (Павел Тилев) и Ivan Taran (Иван Таран).

Елена выяснила, что таких имен военнопленных в опубликованных списках умерших в городе Марибор не существует — и сделала запрос в управление Министерства обороны РФ и в посольство Российской Федерации в Словении, попросив восстановить историческую справедливость и вернуть солдатам их собственные имена: Ивлев Иван и Таран Павел. «Это очень важно для нашей семьи и будущих потомков», — написала уфимка.

Они и мы

В поиске деда и в восстановлении истины ей здорово помог замечательный человек Игорь Романов, руководитель центра «Русский мир» и наш соотечественник, живущий и работающий на территории Словении.

— Ответ о том, что все изменения внесены и на памятнике теперь правильные имена, пришел из Словении через десять дней, — улыбается девушка. — А ведь фамилию другого деда, Сергея Беляева, погибшего в нашей стране под Великими Луками, внесли в списки на плитах мемориала только через год после обращения.

Она ездила в Марибор, встречалась с Игорем Романовым и его супругой — оба активно помогают нашим согражданам в розыске родственников и восстановлении исторической справедливости, побывала в музее народного освобождения и, конечно, на могиле деда. Захоронение занимает площадь около ста квадратных метров, в центре его расположена мемориальная плита с надписью «В память 1819 советских военнопленных, умерших в Мариборе от голода и эпидемий в 1941—1942 годах». В дальнейшем количество похороненных неоднократно уточнялось и на 1 мая 2012 года составило 1888 человек, из них имена 1195 установлены. В 2006 году по инициативе Посольства России в Словении на братской могиле поставили надгробный мраморный православный крест.

— Братская могила — большой ухоженный газон, — Лена делится впечатлениями. — Марибор вообще очень цивилизованный, уютный и очень-очень европейский город… Я добиралась сюда через Будапешт, побывала там у памятника воинам-освободителям. Одинокий какой-то памятник, неприкаянный. По соседству — еврейский мемориальный комплекс: в те страшные дни фашисты заставляли евреев снимать обувь и затем топили в реке… И на территории этого мемориала всегда очень много тех, кто приходит почтить память погибших. И мне так хочется, чтобы и наши соотечественники столь же бережно относились к своим героям…

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ