18+
понедельник, 25 сентября
Армии и войны

Нашла дедушек через 70 лет

Уфимка помогает в восстановлении исторической справедливости

  
481
Лена с портретами обоих дедушек. Москва, 9 мая 2016, Бессмертный полк
Лена с портретами обоих дедушек. Москва, 9 мая 2016, Бессмертный полк (Фото: Фото предоставлены героиней)

«Среди густого векового леса ровная площадка песчаной земли обнесена сеткой проволочного ограждения… Перед единственными входными двойными воротами, затейливо скрученными из колючей проволоки… расположены в ряд по три клетки размером 2×2 метра из той же проволоки. Это карцеры. Все заполнены. Свободных нет. Чем-то провинившиеся имеющие силы стоят, шатаются, переступая с ноги на ногу. Большинство лежат, свернувшись калачиком, с острыми выпирающими лопатками»…

Двоюродный, но такой родной

Выше приведена выдержка из описания концлагеря Stalag 308E в Польше, куда почти сразу после начала войны попал уроженец башкирского города Дюртюли Иван Ивлев. Он был взят в плен в июле 41-го под Новоградом-Волынским на Украине и принудительно угнан на территорию стран, оккупированных Германией. После польского концлагеря рядовой Ивлев попал в Словению, в концлагерь Шталаг 306D в городе Марибор, где умер 29 января 1942 года в возрасте 20 лет.

С тех пор Иван Ивлев, двоюродный дед уфимки Елены Беляевой по материнской линии, считался пропавшим без вести, но внучка нашла его — точнее, место его захоронения — на празднование дня Победы, 9 мая 2015 года. И почти одновременно с этим, 10 мая того же года, нашлась и могила другого дедушки: еще десять лет назад отец Лены сделал запрос в Бураевский военкомат, попросив разыскать своего отца Беляева Сергея Георгиевича.

— Сергей Георгиевич (Егорович) Беляев был сельским учителем в деревне Николаевка Бураевского района, — рассказывает Елена. — У него было пятеро детей: сыновья Юра и Александр и три дочери — Екатерина, Галина и Людмила. Младшая дочь никогда не видела отца — она родилась осенью 1941 года, после ухода его на фронт. Он погиб в возрасте 36 лет. По словам земляка-однополчанина, Сергей подорвался на мине, ему оторвало ноги, и от большой кровопотери он умер.

Карта военнопленного Ивана Ивлева (Фото: предоставлено героиней)

Неужели разлюбила?

Сергей Беляев очень бережно относился к семье, к детям. Писал стихи, нежные письма к жене. Спрашивал в них: «Все ли ты получаешь, что тебе полагается, сыты, обуты?» Она отвечала: «Нет, ничего не получаю», — и письма не доходили, перехватывались цензурой, а дед злился, думал — разлюбила, и снова, расстроенный, писал любимой жене… Последнее такое письмо, наполненное недоумением и болью, датировано 26 декабря 1942 года. А 9 января 1943 года замполит Беляев погиб в Великолукской наступательной операции советских войск, в которой наши воины бились так же яростно, как в битве за Сталинград…

На запрос Александра Сергеевича, отца Лены, пришел ответ, что Сергей Беляев похоронен в Великолукском районе Калининской области. Но точное место захоронения было неизвестно.

— Я стала просматривать информацию о каждом захоронении на сайте, посвященном воинским мемориалам Великих Лук, — рассказывает Лена. — Но имени деда здесь не нашла — его не было и в паспортах захоронений, так же как и имен других пяти погибших в один день с моим дедом солдат из похоронного списка, обнаруженного мной на другом сайте — obd-memorial.ru. Я написала письмо в Великолукский военкомат, и после необходимых уточнений их имена внесли в паспорт захоронения и на плиты мемориала.

Сегодня Елена и ее родные знают, где находится могила Сергея Беляева — в деревне Носково, в шести километрах от Великих Лук (первоначально он был захоронен в деревне Воробецкая).

6 мая 2016 года в Великих Луках состоялся митинг памяти павших, Елену пригласили — именно в этом году имя офицера, заместителя командира по политчасти Сергея Беляева внесли в списки на плитах мемориала. «Город просто дышал праздником, когда я приехала», — вспоминает Елена Беляева. Помимо имени деда, в списках добавились имена еще пяти бойцов, защищавших нашу Родину в годы войны: Дмитрия Шаповала, Степана Лысенко, Павла Сальникова, Мирона Боженко, Арона Смекуна — их, столько времени считавшихся пропавшими без вести, тоже нашла Лена…

Концлагерные игрища

Как это ни печально, но вернуться к ужасам Шталага — лагеря Третьего рейха, с которого начался наш рассказ, все же придется — Иван Ивлев, двоюродный дед нашей героини и сын репрессированного советской властью священнослужителя Николая Ивлева, умер здесь, на территории Словении, в фашистском концлагере города Марибор. Умер, прожив на свете всего лишь двадцать лет, больной и измученный голодом и холодом.

— Нацистский лагерь находился впритык к железной дороге, — Елена показывает фотографии, которые она сделала в Мариборе, — и здесь разгружались вагоны с военнопленными из Советского Союза — на перрон фашисты выгоняли их со словами: «Bestien heraus» - «Сволочи, вон!».

Немцы развлекались как могли — устраивали среди изможденных пленников забеги, кидали им, почти сошедшим с ума от голода и холода, какой-нибудь овощ «на драку», и обезумевшая толпа кидалась за трофеем, снося на пути все и друг друга в том числе. А жители города Марибор наших соотечественников жалели, старались им тайком помогать…

Елена выполнила задачу, которую поставила перед собой, — нашла своего деда Ивана Ивлева, причем случилось это аккурат на 70-летие Великой Победы. И здесь нужно остановиться и отдать должное внимательности и логике нашей землячки, разобравшейся в столь запутанной и даже загадочной истории.

Для нас и для потомков

— При написании похоронных списков была допущена техническая ошибка в фамилии, — рассказывает Елена. — И пленный Иван Ивлев с лагерным номером 45750 поначалу был записан как Тилев Иван, могила 151. Так появились записи в документах Центрального архива Министерства обороны и Государственного архива Российской Федерации на никогда не существовавшего Тилева Ивана — и потому о нем нигде никаких данных больше нет, да и быть не может.

Так же как и дед, 29 января 1942 года умер военнопленный Таран Павел, тоже захороненный в могиле 151. Дальше начинается совсем непонятное: имена этих двух солдат оказываются перепутаны местами, и в итоге на памятнике получается вот такая неразбериха — рядом идут два имени: Pavel Tilev (Павел Тилев) и Ivan Taran (Иван Таран).

Елена выяснила, что таких имен военнопленных в опубликованных списках умерших в городе Марибор не существует — и сделала запрос в управление Министерства обороны РФ и в посольство Российской Федерации в Словении, попросив восстановить историческую справедливость и вернуть солдатам их собственные имена: Ивлев Иван и Таран Павел. «Это очень важно для нашей семьи и будущих потомков», — написала уфимка.

Они и мы

В поиске деда и в восстановлении истины ей здорово помог замечательный человек Игорь Романов, руководитель центра «Русский мир» и наш соотечественник, живущий и работающий на территории Словении.

— Ответ о том, что все изменения внесены и на памятнике теперь правильные имена, пришел из Словении через десять дней, — улыбается девушка. — А ведь фамилию другого деда, Сергея Беляева, погибшего в нашей стране под Великими Луками, внесли в списки на плитах мемориала только через год после обращения.

Она ездила в Марибор, встречалась с Игорем Романовым и его супругой — оба активно помогают нашим согражданам в розыске родственников и восстановлении исторической справедливости, побывала в музее народного освобождения и, конечно, на могиле деда. Захоронение занимает площадь около ста квадратных метров, в центре его расположена мемориальная плита с надписью «В память 1819 советских военнопленных, умерших в Мариборе от голода и эпидемий в 1941—1942 годах». В дальнейшем количество похороненных неоднократно уточнялось и на 1 мая 2012 года составило 1888 человек, из них имена 1195 установлены. В 2006 году по инициативе Посольства России в Словении на братской могиле поставили надгробный мраморный православный крест.

— Братская могила — большой ухоженный газон, — Лена делится впечатлениями. — Марибор вообще очень цивилизованный, уютный и очень-очень европейский город… Я добиралась сюда через Будапешт, побывала там у памятника воинам-освободителям. Одинокий какой-то памятник, неприкаянный. По соседству — еврейский мемориальный комплекс: в те страшные дни фашисты заставляли евреев снимать обувь и затем топили в реке… И на территории этого мемориала всегда очень много тех, кто приходит почтить память погибших. И мне так хочется, чтобы и наши соотечественники столь же бережно относились к своим героям…

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Александр Пасечник

Глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Погребинский

Директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ