18+
понедельник, 23 октября
Спорт

Слишком дорогой футбол для бедных регионов

Или как разорилась «Волга»

  
3284
Чемпионат России по футболу: "Локомотив" (Москва) - "Волга" (Нижний Новгород). 2011г
Чемпионат России по футболу: «Локомотив» (Москва) — «Волга» (Нижний Новгород). 2011 г (Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС)

В Нижнем Новгороде почти не заметили банкротства футбольного клуба «Волга». Думается, дело не в равнодушии нижегородцев, а уж тем более болельщиков к судьбе одного из крупнейших региональных спортклубов, еще недавно играющего в высшем эшелоне. Хозяйственные и финансовые дела современного спорта так запутаны и так тесно связаны то с политикой, а то и с криминалом, что вникать в их детали на фоне и без того непростой жизни нет ни энергии, ни желания. Однако банкротство «Волги» в очередной раз ставит перед всеми нами резонный вопрос: если регион, прямо скажем, не жирует, нужны ли ему столь дорогостоящие «игрушки», как «спорт высоких достижений? А главное — должны ли такой спорт финансировать мы с вами?

«…и частному лицу 127 млн»

Если говорить о положении дел именно в «Волге», то обстоятельства вкратце таковы. Успехи нижегородского ФК «Волга» пришлись на начало «десятых»: клуб выступал в Российской футбольной премьер-лиге (РФПЛ) на протяжении трех лет, выйдя из турнира по итогам сезона-2013/2014.

Далее все покатилось, словно с горы — пока клуб не был признан банкротом в начале февраля 2017-го, арбитраж прекратил процедуру наблюдения и открыл конкурсное производство.

Наблюдение в отношении ФК суд ввел еще в сентябре 2016-го. Предвестием банкротства запестрели сообщения, что игроки клуба, добиваясь выплаты зарплат, дошли до самого федерального министерства спорта. Дело даже привело к расформированию клуба в июне 2016-го, когда «Волга» приняла решение о снятии с соревнований из-за проблем с финансированием. Однако проблемы с долгами у клуба остались.

30 июля в адрес Российского футбольного союза (РФС) поступило письмо от игрока Дмитрия Маляки, в котором тот жаловался: «Волга» не исполнила перед ним денежные обязательства. Это обеспокоило союз, который попросил клуб дать пояснения, а копию своего письма отправил министру спорта Нижегородской области Сергею Панову.

Далее переговоры вышли на уровень министра спорта РФ и президента РФС Виталия Мутко и губернатора Валерия Шанцева.

На претензии игроков накладывались претензии кредиторов. Непосредственно в арбитраж, например, обратилось с иском ООО «Сапфир», которое пыталось взыскать с клуба (и добилось своего) около 10 млн руб. долга за аренду стадиона «Полет», расположенного на ул. Чаадаева в Нижнем Новгороде.

Читайте также

Однако всего ФК накопил долгов на сумму гораздо большую — порядка 200 млн руб. Так ОАО «Российские железные дороги» в лице филиала ГЖД ждет 2,6 млн руб., АО «Региональная управляющая компания» — 2,7 млн рублей, инспекция Федеральной налоговой службы по Канавинскому району намерена взыскать с «Волги» порядка 65 млн, частное лицо (в прошлом — индивидуальный предприниматель) Андрей Иванов - аж целых 127,9 млн руб (!).

При этом финансовые проблемы клуба касаются, по большому счету, каждого жителя региона. Ведь все последнее время «Волгу» финансировал областной бюджет. Гарантии погашения задолженностей перед персоналом и игроками клуба еще в сентябре Виталию Мутко давал непосредственно Валерий Шанцев.

По официальным данным, расходы по статье «Развитие физической культуры, спорта и молодежной политики» региона не велики — зачастую в пределах процента от казны.

Согласно материалов «Информационного сборника исполнения бюджета Нижегородской области за I полугодие 2016 года», которые подготовил региональный минфин, на физкультуру и спорт потратили 0,7% от общей суммы расходов.

Однако каждому нижегородцу, «совладельцу» (по крайней мере, на бумаге) нашего общего бюджета, не безынтересно знать о судьбе общих денег. Как и сколько их тратят? И в частности — на спорт высоких достижений?

Было бы, например, справедливо, если клубы зарабатывали бы сами, а не кормились от бюджета. Но…

В ожидании «запрещенки»

Если брать командные, а не индивидуальные виды спорта, то, если бюджета на все не хватает (а его не хватает), клубы, по идее, должны зарабатывать сами. Однако эксперты считают, что сегодня в России спортклубы не в состоянии себя обеспечить.

Разумеется, заработать кое-что можно. И в той же премьер-лиге зарабатывают. Но иметь прибыль — значит, иметь больше, чем тратишь, — такого нет ни в одном клубе страны. Если покопаться, выясняется, что в России отсутствуют напрочь прибыльные спортклубы.

На Западе спонсоры и владельцы опекают подопечных, но в целом все иначе. Спорт вообще рассматривают как вид бизнеса. И если он не приносит дохода, проект продают. Оддни трансляции на ТВ приносят серьезные деньги. Скажем, минута рекламы в трансляции финала Super Bowl — чемпионата по американскому футболу — стоит $ 50 млн. У нас же столько от телевидения зарабатывает вся РФПЛ за весь сезон.

Частично, считают эксперты, зарабатывать мешает ханжеское законодательство:

«Все же знают, что львиная доля спортивных болельщиков — мужчины. Они, как правило, пьют пиво (и не только его) по ходу соревнований. Я был на баскетболе в Лос-Анжелесе. Ты сидишь, а к тебе не раз подойдут и «не отходя от кассы», предложат мороженое, хот-доги, орешки, чипсы, пиво. У нас же это самое пиво и на стадионе разносить запрещено, а рекламировать в телеэфире — тем более.

А ведь вся основная реклама в спорте — это, прежде всего, реклама нашей «запрещенки». То есть, рекламодатели не могут добраться до целевой аудитории — у нас это не «прохиляет». Соответственно, рекламный рынок начинает проседать, — говорит один из аналитиков. Это — раз. Но есть и два, и три.

Приходя на стадион, болельщик недополучает того, чего жаждет болельщицкая душа. Стакана ему не поднесут, а значит — и орешки ни к чему. Дело не в том, что стадионы плохи, а в том, что даже на хорошем стадионе нет полностью комфортной для болельщика инфраструктуры. Отсюда — падение посещаемости.

«У нас даже на Лигу чемпионов, где цену билетов немного повышают, не набирается стадион целиком. Болельщиков мало», — констатируют эксперты. И не только из-за того, что хлопать пробками на стадионе нельзя, а дома у телевизора — можно. Сравнительно низкая посещаемость, а следовательно — недополученный спортклубами доход тесно связан с низким уровнем доходов в стране, считают спортивные аналитики. Что ж — с такими доводами спорить особенно трудно…

Вниз по налоговой норе

Значит — в ответе за все бюджет? А если он «не тянет», то начинают говорить о «социальной ответственности бизнеса».

Действительно, в списке источников финансирования клубов значатся бизнес-структуры, и — не из последних. Например, вот как выглядит список партнеров ХК «Торпедо»: правительство Нижегородской области, «Группа ГАЗ» (генеральный партнер), «ТНС Энерго Нижний Новгород», ЛУКОЙЛ, «Ростелеком», Fischer, аэропорт «Стригино». Ранее в списке были также «Нижегородский водоканал» и «Теплоэнерго».

Спонсоры могут выступать таковыми по принудиловке — власть вежливо «просит» их помочь большому спорту. А может — за ощутимые преференции.

За спонсорство бизнес получает от казны налоговые льготы, что раз от разу закрепляют депутаты Законодательного Собрания области (ЗСНО), одобряя законопроекты, предоставляющие льготы по налогу на прибыль для организаций, оказавших финансовую поддержку спортивным командам. Один из примеров тому — последняя версия закона области «О снижении налоговой ставки налога на прибыль организаций для отдельных категорий налогоплательщиков».

Таким образом, получается, что спонсоры — не всегда «чистокровные» спонсоры. За их деньгами вновь могут просматриваться расходы бюджета, недополучившего деньги в результате раздачи налоговых льгот.

Быть же спонсором, выходит, зачастую хочется не из любви к спорту, — а в поисках «околоспортивных» налоговых дыр.

Свои чужие деньги

Сколько же стоит финансировать клубы «высоких достижений»?

В профессиональной среде не принято озвучивать размер бюджетов спортклубов. Увы, информация охраняется почище секретов оборонки.

Кое-что можно узнать из сведений о зарплатах. Так, согласно информации Континентальной хоккейной лиги, на зарплаты игроков и тренеров ХК «Торпедо» тратит в сезон порядка 672,2 млн рублей. А по данным Единой лиги ВТБ в сезоне 2015/16 бюджет БК «Нижний Новгород» был равен 390 млн 826 тыс. рублей.

Что-то удается узнать от непосредственных участников событий. Например, в своем интервью весной 2016-го года экс-глава Нижнего Новгорода Олег Сорокин заявил, что из города на спорт, который, по его мнению, «используется как прачечная», идут огромные деньги: бюджеты футбольной «Волги» и хоккейного «Торпедо», говорит он, превышают 1 млрд руб. каждый.

Деньги, в общем, не малые. И, сюда по всему, — наши, бюджетные. А ведь кроме клубов нижегородцам приходится финансировать в спорте и многое другое. Например, неумолимо грядущий Чемпионат мира по футболу 2018 года.

Расходы на проведение мундиаля в нашей области только в 2015 году выросли с 58,5 млрд до 63,5 млрд руб. При этом федеральная часть расходов сократилась на 620,3 млн, а местная — выросла: расходы облбюджета — на 4 млрд 371 млн, местных бюджетов — на 680 млн, расходы из межбюджетных источников увеличены на 566,1 млн рублей.

Только стоимость строительства стадиона «Нижний Новгород» к ЧМ-2018 составляет порядка 17 млрд.

Бюджет несет на себе такие обременения, что явно с ними не справляется. И «спорт высоких достижений» это чувствует.

Скажем, по итогам прошлого сезона министр спорта Нижегородской области Сергей Панов заявил, что баскетбольный клуб «Нижний Новгород» испытывает большие денежные проблемы. Летом прошлого года стало известно о финансовых трудностях «Торпедо», а игроки и даже главный тренер Петерис Скудра заявили о желании покинуть команду из-за задержки зарплат. О судьбе ФК «Волга» мы уже знаем.

Но самое скверное — это не тогда, когда бюджет не может платить. А когда не может, но все равно платит. За счет других.

Так, в прошлом году замминистра финансов региона Наталья Лобанова отметила, что, финансируя объекты ЧМ-2018, областная казна отложила расходы на онкологию. Областное правительство поспешило опровергнуть информацию, но осадок остался.

«Убить легко — восстановить сложнее»

Так нужен ли нам профессиональный спорт, когда он так дорого обходится?

В отличие от него, ни у кого не поднимется рука на спорт детский. Может, стоит им и ограничиться, живя по средствам?

Однако ряд экспертов считает иначе: ситуация сложнее, все взаимосвязано и подходить к теме следует осторожно.

Так, например, Александр Эйдельштейн, в прошлом — вице-президент Национальноой академии футбола, экс-исполнительный директор ФК «Нижний Новгород», считает: первое, что необходимо учитывать — это региональную специфику.

«Есть, например, Самара, Воронеж, где исторически много футбольных болельщиков. Они воспитаны на том, что у них есть и всегда была команда.

Соответственно, «убивать» ее, рассказывая при этом гражданам, что сейчас мы, мол, высвободившиеся миллиарды направим в детский спорт и все у нас «заколоситься», — неправильно. Губернатор, который так поступит, выступит разрушителем: он уничтожит то, что вырастили до него.

При этом каждый политик учитывает: поступая подобным образом, он губит свой рейтинг. Обыватель не простит ему «убийства» любимой команды. Поэтому он рассуждает так: «Да пошло оно все!.. Мне надо избираться. Команду я оставлю, а дети пусть сами как-нибудь копошатся.

А есть, скажем, Курган, в котором отродясь ничего не было. И никогда профессионального спорта, если чудо не поможет, не будет. Тогда почему бы не дать детям возможность заниматься? Давайте постелим хотя бы 150 футбольных мини-полей во дворах. На них будут играть, а затем талантливых детей приберут в приличные футбольные школы — и у них появится шанс вырасти до команды мастеров.

Но нельзя «убивать» то, что есть. Убить легко — восстановить куда сложнее", — говорит Александр Эйдельштейн.

Памяти нижегородских трамплинов

Если рассуждать подобным образом, то что в этом смысле имеем мы в Нижегородской области?

Традиционно в регионе были развиты прежде всего хоккей, хоккей с мячом и футбол.

О «Торпедо» сказано и говорится многое. В середине 1980-х «Торпедо» был топовым клубом, поставляя игроков для сборной страны (Варнаков, Ковин, Скворцов — помните?); остается топ-клубом он и сегодня. Хоккей — наша главная, пожалуй, гордость.

Хоккей с мячом многие считают явлением чуть ли не местечковым, ограниченным территорией Московского и Сормовского районов. Однако не стоит забывать, что нижегородский «Старт» при Юрии Фокине входил в тройку ведущих клубов страны, а Нижний принимал у себя Чемпионат мира по бенди в 1998 году.

Футболисты наши звезд с неба не хватали, однако «Волга» десятилетиями играла и собирала своего зрителя. И ведь совсем недавно именно футбол получил в Нижнем небывалый всплеск! Выступления «Волги» в РФПЛ, появление второго футбольного клуба — «Нижний Новгород». И куда все подевалось?

Это — традиция. Но не стоит забывать, что кроме старых, дуют и свежие ветры. Волейбольная «Губерния», баскетбольный «Нижний Новгород» — поднимется ли рука подрубить то, что уже показало: оно может цвести?

Не знаю. Рубить, когда захотим, мы умеем.

Кое-что в Нижнем «вырубили», кажется, уже безвозвратно. К спортивным клубам это не относится, но к спорту, как «большому», так и любительскому, (прежде всего детскому) — вполне.

Я имею в виду два трамплина на Сенной площади и все, что с ними связано.

Даже интенсивная подготовка к Белой олимпиаде-2014, которую вели на протяжении ряда лет в стране, даже федеральные деньги, которые выделяли регионам на подготовку к Сочи, не смогли реанимировать в Нижнем Новгороде «летающих лыжников».

Сегодня, думаю, наверное, сложно даже набрать пацанов, которые просто не побоятся сигануть с лыжного трамплина, — а раньше поколениями не боялись. Утеряна и тренерская школа. Утерян сам интерес к этому виду спорта, и даже вложив миллионы в нижегородские трамплины, мы, скорее всего, ничего не добьемся. Потому что убито наследие.

Буриданов осел бюджета

Когда приходится от чего-то отказываться, а отказаться ни от чего нельзя, бюджет застывает в позиции знаменитого буриданова осла, не зная, кому протянуть руку помощи.

Ответ, в общем, очевиден. То, что нам нужно однозначно — это детско-юношеские спортивные школы. Они должны финансироваться из бюджета и туда нужно по максимуму привлекать молодежь, чтобы увести ее с улицы, не подпускать к ней наркодилеров и криминал.

Но решая эту важнейшую социальную задачу, возможно, все же можно и не противопоставлять спорт «высокий» и детский.

Александр Эйдельштейн, например, считает:

«Детский спорт и физкультура нужны нам больше. Однако и от профессионального спорта отказываться не стоит. Одно дело, когда у тебя в городе или регионе есть, скажем, крупная футбольная команда, на которую ты ходишь и хочешь быть похожим на ее игроков. Тогда у тебя появляется стимул. А если такой команды нет, то ты плохо представляешь, что с тобой будет дальше.

Ты ходить в свою футбольную школу, из которой никогда ни один футболист не выходил «в люди», — и вероятность того, что ты будешь относиться к этому своему занятию прохладно гораздо выше, чем когда ты к чему-то стремишься", — говорит эксперт.

По его мнению, если от чего-то приходится отказываться — нужно на это решаться.

«В один период у нас были волейбольная «Губерния», два футбольных клуба, БК «Нижний Новгород», «Торпедо» и «Старт».

История о том, как ими управляли и кто сколько воровал — отдельная. Я не беру ее в расчет. Но на баскетбол и волейбол народ ходил один и тот же — и этих людей не так уж много. Мы содержали пять команд ради 10−15 тысяч человек.

То, что существует, должно быть востребовано. Все должно быть основано на какой-то экономической базе — никто же не будет содержать театр, в который никто не ходит", — говорит Александр Эйдельштейн.

«В любом случае, — подытоживает он, — если бюджет дефицитный, то тратить миллиарды на футбольную команду просто аморально».

«Вариант Галицкого»

При этом эксперты вовсе не считают вопрос спонсорства и частных вливаний закрытым.

Идеальный вариант, сходятся во мнении аналитики, — вариант ФК «Краснодар»:

«Есть хозяин сети продовольственных ритейлов «Магнит» Сергей Галицкий. И он любит футбол. Он создал команду, при ней — шикарную футбольную школу, построил замечательный стадион.

В городе исторически был клуб «Кубань», который финансировал бюджет. На его игры ходили болельщики. Но постепенно бюджетная команда исчезла, потому что люди в ней воровали и никто не был заинтересован ни в чем. А на «Краснодар» ходят десятки тысяч болельщиков.

Рачительный хозяин считает свои деньги, понимает, как их расходовать, как экономить, куда и как их вкладывать, любит при этом футбол — и вот уже «Краснодар» практически становится основной командой страны".

Взвесив за и против, начинаешь верить, что «вариант Галицкого» и впрямь предпочтительнее остальных. Только где бы найти такого Галицкого в Нижнем Новгороде?

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

Дмитрий Полонский

Вице-премьер Республики Крым

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ