18+
воскресенье, 22 января
Спорт

«Люди проигрывают технике под ноль»

Анатолий Карпов рассказал «СП» о жизни шахматного короля

  
1820
«Люди проигрывают технике под ноль»
Фото: автора

Анатолий Карпов остается одним из сильнейших шахматистов мира последнего столетия. Сегодня гроссмейстер ведет множество проектов и помогает в сложных ситуациях тем, для кого шахматы важны, как и для него самого — во многом благодаря поддержке чемпиона Россия до сих пор в списке сильнейших в этом виде спорта. Уфимская журналистка побеседовала с Анатолием Евгеньевичем о космонавтах и зэках, соперниках и кино… и, разумеется, о Шахматах.

«Шахматная литература в тюрьмах пользуется спросом»

«СП»: — Анатолий Евгеньевич, просто здорово, что поддерживаете наших шахматистов, не даете закрыться школам в регионах и помогаете развиваться юным…

— Я думаю, у шахмат в нашей стране очень хорошие перспективы. И главное здесь даже победы в соревнованиях, а то, что шахматы имеют большое воспитательное значение, учат сдержанности, учат планировать, разрабатывать стратегию, и это очень важно, это необходимо в жизни. Российская шахматная школа сегодня вырвалась из забытья, характерного для 90-х и начала двухтысячных, и сегодня мы в первой тройке вместе с Китаем и Арменией. Я очень благодарен президенту нашей страны за внимание к шахматам — при том, что сам он не является шахматистом, поддержка его и правительства, конечно, ощущается, и это очень ценно.

«СП»: — В списке ваших наград особенный интерес вызывают медаль имени К.Э. Циолковского Федерации космонавтики России и медаль «За укрепление уголовно-исполнительной системы» I и II степени…

— Ну, с космонавтами у нас давняя дружба. В детстве я, как и многие мальчишки того времени, мечтал о небе, хотел стать летчиком. Много лет мы дружили с Германом Титовым, с Валентиной Терешковой прекрасные отношения. Виталий Севастьянов долгие годы был председателем шахматной федерации нашей страны, причем довольно успешно справлялся с обязанностями, так же, как и Владимир Аксенов с ролью заместителя председателя правления советского Фонда мира, где я был в те годы (с начала 80-х по начало 90-х) председателем.

Что касается второй названной вами медали, могу сказать, что мы и сегодня работаем в этом направлении, не оставляем без внимания «Калину красную», проводим сеансы одновременной игры для заключенных. Наша программа социализации заключенных при помощи игры в шахматы оценивается довольно высоко, причем не только в отечественных пенитенциарных учреждениях — она успешно транспонируется в иностранные тюрьмы. Так, например, нашу шахматную программу для заключенных внедрили в Бразилии, в Чили, в США, мы проводили матч между осужденными из России и Чикаго. Следим, чтобы в тюрьмах были шахматные библиотечки, и самое приятное то, что эта литература пользуется спросом.

О соперниках

«СП»: — Страна помнит ваше противостояние с Виктором Корчным (один изнурительный матч в «далеком Багио», игравшийся до шести побед и дошедший до критического счета 5:5, чего стоит!). Корчного и по сей день именуют в народе «претендентом», поскольку шахматная корона в поединках неизменно оставалась за вами. Сегодня мы уже можем ему сочувствовать, в первую очередь из-за всеобщего неприятия шахматиста в СССР и давления со стороны властей… Поддерживаете ли вы связь с одним из своих самых сильных соперников сегодня?

— Я вам больше скажу — мы с Виктором Львовичем даже выступали за одну команду! В 2007- 2008 годах в клубном чемпионате России мы с Корчным вместе играли за команду «Южный Урал». И продолжаем общаться, правда, сегодня состояние гроссмейстера неважное, он пережил инсульт, да и возраст уже все-таки… (Корчной старше Карпова на 20 лет — авт.). И, кстати, Корчной не был настолько обделен вниманием, как это принято считать. В свое время шахматный мир по достоинству оценил его спортивные достижения, вручив ему по итогам 1978 года «Оскар».

«СП»: — Другой ваш сильный и не менее интересный соперник — Каспаров, ваш матч за звание чемпиона мира 1984−85 гг. стал рекордным по количеству партий и не менее громким, поскольку был прерван президентом ФИДЕ при счете 5:3 в вашу пользу — на что Каспаров отреагировал бурно, причем вы тоже были против прекращения матча. Впоследствии Каспаров стал чемпионом мира, в дальнейшем ваше противостояние продолжалось, продлившись до начала 90-х, затем он пошел в политику. Вы общаетесь?

— Гарри Каспаров — яркий, импульсивный человек и, как вы справедливо заметили, сильный соперник. Мы действительно долго боролись за чемпионский титул в 80-е, эти годы стали знаковыми — ведь мы оба были из одной страны! После победы Каспаров доминировал достаточно долго и был уверен в своем абсолютном чемпионстве, и тем неожиданнее для него стал исход матча в Линаресе в 1994-м, когда я одержал победу с разрывом в два с половиной очка. Это стало для Гарри настоящим шоком, он совершенно не был к этому готов. Каспаров очень динамичен, но уступает в маневрировании. Сегодня мы общаемся, в целом неплохо, но весьма волнообразно, время от времени он на меня обижается, но мира между нами больше.

«СП»: — В продолжение темы о Каспарове — 1996 год, победа IBM над человеком, когда компьютер фактически выиграл в противостоянии с действующим чемпионом мира. Эта победа потрясла всех, заговорили даже о грядущем «восстании роботов». Каспаров тогда обвинил IBM в обмане, утверждая, что против него «за кадром» играли реальные шахматисты. Как вы считаете, победа машины над человеком реальна?

— Я вполне допускаю это. Это давно, на заре создания программ компьютеры уступали человеку, поскольку поначалу были слабенькими. Судите сами: шахматист в процессе игры не может обратиться к справочникам, рассчитывать ему приходится только на себя, на свои познания. В компьютере же сегодня заложена колоссальная база данных, и вполне естественно, что его «мозг» выуживает в процессе игры нужную информацию. Для того, чтобы противостояние было равным, машина должна быть освобождена, очищена от всей базы данных — но вы же сами понимаете, насколько такое положение дел маловероятно. Условия для сторон абсолютно неравные, поэтому в целом сегодня шахматисты проигрывают технике «под ноль».

О разном

«СП»: — Кого вы считаете сильнейшим шахматистом за всю историю?

— Я уже ранее называл имена Алехина, Бобби Фишера, Каспарова, свое, извините, тоже не исключаю. Отдаю дань уважения несомненному таланту Вильгельма Стейница, который 30 лет провел на вершине шахматного Олимпа. Сегодня мы постепенно возвращаемся к старой, классической системе в шахматах, как в первом шахматном турнире в Лондоне в 1851 году или на первом чемпионате мира в 1886 году, когда чемпионом мира как раз стал Стейниц. Сейчас очень сильно играет Карлсен Магнус, это первый в истории шахмат абсолютный чемпион мира в трех категориях — по классическим шахматам, рапиду и блицу; несмотря на молодость, он уже многого добился.

«СП»: — Очень немногие знают, что Анатолий Карпов, гроссмейстер, писатель, журналист и видный общественник, пробовал себя и в роли киноактера. Вы удивительно органично смотритесь в роли Шахматиста в фильме «Цугцванг». Возможно, рассмешу вас, но не было ли мысли продолжить актерскую карьеру?

— С «Цугцвангом» получилось все неожиданно — в 1989 году я приехал в Берлин играть — разумеется, в шахматы — и на меня буквально налетел Матье Каррьер, режиссер «Цугцванга». Ахнув, стал говорить, что я именно та фактура, которую он искал, и тут же стал уговаривать у него сняться. В итоге уже следующий вечер мы посвятили съемкам — я рад, если вы нашли мою работу удачной. Хотя о продолжении актерской карьеры мыслей у меня, конечно, никогда не возникало.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Борис Шмелев

Политолог

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ