18+
пятница, 22 сентября
Общество

«Реновация» по-нижегородски

Власти города не спешат с расселением ветхого фонда

  
612
Дом, находящийся в аварийном состоянии
Дом, находящийся в аварийном состоянии (Фото: Валерий Матыцин/ТАСС)

Частичное обрушение дома на улице Углова в Приокском районе — это, увы, не досадная случайность. Это следствие общей угрожающей тенденции, которая сложилась в нижегородской практике: ветхие дома, не интересные застройщикам, в массе своей не ремонтируются (а некоторые даже и не обслуживаются) и не расселяются годами.

Три года назад, когда рухнул дом на улице Самочкина, данная тенденция, так сказать, обнажилась. Уже тогда стало понятно, что если региональные и городские власти не примут срочных мер, чтобы решить проблему, рано или поздно инцидент повторится. Что, собственно говоря, и произошло.

Чиновники прямо чуть-чуть не успели

Дом № 4 по улице Углова, как и множество соседних жилых зданий, был построен в 1932 году — с прицелом на то, что семьи, плотно упакованные в его коммунальных условиях, получат более достойное жилье. Однако годы шли, а условия проживания не улучшались. Более того, со временем конструкции обветшали, и примерно с 1980-х годов, как вспоминают старожилы, обитатели этого дома стали требовать от властей расселения. С тех пор сменилось не одно поколение чиновников, но воз, как говорится, и ныне там.

До драматического инцидента в данном здании было зарегистрировано 46 человек, реально же проживало около 10 семей — причем некоторые с детьми, в том числе и с грудными.

Жители рассказывают, что в одну из квартир, где прописаны родители, хотела было въехать девушка с ребенком, но испугалась трещины и нашла другое жилье. Последующие события показали, что поступила она совершенно правильно, поскольку именно эта квартира пострадала при обрушении больше всего.

В текущем году положение дома, о котором идет речь, усугубилось: по стенам пошли трещины, ветхость конструкции (по данным, кстати, городской администрации) составила 70%, а требования жильцов о расселении стали жестче. Несмотря на это, администрация Приокского района до последнего тянула с признанием дома непригодным для проживания. Впрочем, согласно ответам, которые чиновники предоставили журналистам, администрация была в курсе проблемы и озаботилась ею заранее: в мае был собран пакет документов, а 6 июня он был направлен в межведомственную комиссию, которая должна была обследовать дом и принять решение о признании его аварийным и расселении жильцов, а также о сроках всего этого. Однако что бы сейчас ни писали представители местной власти, факт остается фактом: здание частично обрушилось 15 июня (упала одна из несущих балок и обвалился низ фасада), и вплоть до этого события оно так и не было признано непригодным для проживания.

Только после этого вопрос о признании дома аварийным был ускорен. Не дожидаясь решения межведомственной комиссии, районные чиновники проявили самодеятельность, а именно — развесили в подъездах объявление, что жить в доме опасно и что обитателям его необходимо переселиться во временный фонд.

Маневров не избежать

Маневренного фонда жители боятся, как огня. Во-первых, условия там оставляют, мягко говоря, желать лучшего. Одной семье обвалившегося дома из трех человек (муж, жена и ребенок) предоставили комнату площадью в 6 метров, при этом запахи и соседи оказались такими, что потенциальные переселенцы отказались от временных площадей наотрез.

Во-вторых, временное жилье вполне может перерасти в постоянное. Жители дома по улице Самочкина, который рухнул в 2014 году, как минимум два года не могли получить нормальное жилье: сначала они были расселены по гостиницам, которые оплатила администрация (случай прогремел на всю страну, поэтому чиновники не поскупились на такой вариант), потом они скитались по временному фонду. Новый дом, который обещала возвести для них администрация Ленинского района, превратился в долгострой — в конце концов пострадавшим раздали деньги, на которые они купили жилье, но ремонт там сделать смогли далеко не все. Определенные надежды у пострадавших были на суд, который может признать виновными в обрушении конкретных чиновников и обязать их выплатить жителям компенсации, однако процесс, как известно, продолжается до сих пор.

Тем не менее, если вернуться к жителям дома на Углова, от «времянки» многие из них все равно не отвертелись. До тех пор, пока дом не был признан аварийным, городская администрация не знала, что делать с отказниками, которые не согласились вообще никуда уезжать. На их выселение не было быстрых правовых инструментов, а пострадай они в ходе очередного обрушения — чиновникам точно несдобровать. Поэтому быстренько была собрана межведомственная комиссия, которая признала дом непригодным для проживания. Это послужило поводом для «зачистки». Последней не хотела уезжать семья Тыриных, но после того, как слуги народа пригрозили изъятием ребенка, сдалась и она — сейчас эта семья живет у родственников. Вот так и живем: если чиновникам надо расселить дом, они имеют право на эффективные меры, а если жителям надо, чтобы их расселили, ничего такого особо эффективного и законного они сделать не могут.

Вообще, только половина уехавших из «нехорошего дома» согласилась на маневренный фонд. Остальные почему-то предпочли жить у родственников. Гостиницу на этот раз мэрия не предлагала и новенький дом для расселенных построить не обещала: обрушение было не таким эффектным и резонансным, как на Самочкина.

В Нижнем строят на «безлюдье»

Не надо думать, что это конкретная проблема конкретного дома: соседние жилые здания построены в том же 1932 году по тому же проекту. Они так же точно дышат на ладан: их обитатели (особенно теперь) живут под страхом обрушения и уже написали коллективное письмо Путину. Что-то нам подсказывает, что эпистола не принесет никакого эффекта, потому что в городе более тысячи таких (и даже более древних) домов, а уж сколько их по стране — и не сосчитать. Впрочем, кое-где данная проблема решается комплексно — взять хотя бы столичную «реновацию хрущевок». Понятно, что у нас не столица, и денег в городском бюджете на тотальное расселение нет. Но у нас есть застройщики, прославившиеся своим умением застраивать чуть ли не на всю Россию. Раздавая им участки, власти частично обременяют их проблемами расселения: и в городскую казну строительные инвесторы отчисления делают, и жителей ветхого фонда за свой счет расселяют, и даже предоставляют некоторую часть квартир в построенных домах жильцам аварийного фонда. То есть от местных властей тут зависит очень многое: именно чиновники могут плотно работать с застройщиками, чтобы те осваивали именно участки с ветхим фондом. Да, фирмы были бы обременены при этом сложными проблемами и тратились бы больше, чем обычно, но в результате они все равно были бы с прибылью.

Но если такая работа и ведется, результатов мы не видим. Наоборот, мы видим, как направо и налево раздаются лакомые участки в историческом центре города — такие участки, где застройка связана с уничтожением знаковых объектов (Почаинский овраг тому пример), зато расселять никого не надо. Такая градостроительная политика не может не привести к обрушениям ветхих не расселенных вовремя домов.

Ветхие неветхих везут

Еще одна причина сложившейся в городе ситуации с ветхим фондом состоит в том, что весь этот фонд включен в последние этапы программы капремонта (то есть работы там запланированы на 2030−2040-е годы). Понятно, что до таких сроков данные здания не доживут — да и вообще, уже сейчас их разумнее расселять и сносить, нежели латать. Вместо того, чтобы «складываться» на расселение, жители ветхого фонда делают отчисления в «общий котел» капремонта. То есть фактически финансируют латание чужих зданий, находясь под угрозой обрушения своих. Выход из этой нелепой ситуации напрашивается сам собой: в Жилищный кодекс давно уже пора внести изменения, согласно которым жители ветхого фонда не должны делать отчисления в общий котел Для них должна быть особая программа: взносы этих людей (если они вообще уместны) разумно направлять или на ремонт только ветхих домов, или (при софинансировании со стороны государства, разумеется) на скорейшее расселение.

Казалось бы, уж тут местные власти вообще не причем. Однако члены областного парламента (не говоря уже о нижегородских депутатах Госдумы) могут инициировать подобные изменения, чтобы хотя бы частично снять растущее напряжение. Насколько мы знаем, пока еще с такой инициативой никто из упомянутых не выступал, а жителей разрушающихся зданий по-прежнему заставляют платить за капремонт.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Александр Пасечник

Глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Погребинский

Директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ