18+
вторник, 26 сентября
Общество

Навальный и диктатура среднего класса

Чем всем нам грозит победа, а чем поражение новой протестной волны

  
2950
Заседание суда об административном правонарушении в отношении А.Навального
Заседание суда об административном правонарушении в отношении А. Навального (Фото: AP/ТАСС)

По меркам мелководья «десятых» годов, минувшие выходные, конечно, стали историческими. Причем, для провинции в большей степени, чем для обеих столиц. Для Саратова в том числе — сначала первый визит Алексея Навального, а затем крупнейшая за последние годы протестная акция, затмившая по массовости митинги несогласных 11−12 годов. Уже понятно, что речь идет о новом, достаточно неожиданном явлении и это надо осмыслить.

Движение из табакерки

От пресс-конференции политика впечатлений как раз немного. Навальный как Навальный. Крепкая американская школа политических выступлений. Кроме шуток, у наших МГеровцев первой волны тоже была она — вот эта свойскость, открытая поза ладонями к залу.

Понравилось, что на конференции «ЕР», которая ровно в это время и проходила, партийные бонзы обсуждали что «народ» встретил Навального плакатами «Вон из Саратова!». Ну, примерно понятно, что за народ. Сами привели, сами порадовались между собой, сами себя успокоили. Это какой-то изолированный мир.

На следующий день, соответственно, акция. В Саратове под три тысячи человек прошлись шествием. КПРФ в середине нулевых у нас и десять тысяч собирала, но тут затея несанкционированная, и люди идут на риск, так что это очень серьезно. Еще одно напоминание о том, что социальное недовольство — черт из табакерки. Задержанных сперва не было, ОМОН перешучивался с протестующими. Вязать начали потом: заявители саратовской акции административно задержаны в кутузке, журналиста Никишина повозили по земле и упекли в кутузку что подпортило протестное веселье.

Читайте также

Так или иначе, понятно, что федеральный лидер этого движения безусловно Навальный, никто из оппозиционных политиков не может с ним соревноваться. Под самыми демократическими лозунгами выстраивается модель авторитарного движения — для многих это, впрочем, не проблема. Но Навальный осознано не связывает себя прочно с конкретными партиями, которые подразумевают коллективный принцип принятия решений. Теперь у него наконец есть программа, и она мне не нравится. Прежде всего, потому что центральный момент — борьба с коррупцией, но никаких реальных механизмов для этого нет. Выборность это в наших условиях не механизм, все остальное тоже чрезвычайно размыто.

Кроме того, эта массовость сама по себе ничего не дает, это не победа, и не приближение победы, это лишь заявка на участие в гонке. Хотя заявка серьезная. Но, ребята должны быть готовы к тому, что в этот раз при спаде движения и реакция будет посерьезнее чем после 2012 года. Одно в этой ситуации греет душу: догадки о том, как боязненно сжимаются сейчас местные профильные партийные органы известно какой партии. Не от страха революции, конечно, а от опасения понести ответственность перед начальством. Но вряд ли это будет утешением в случае заведения нового «болотного дела», которое, на этот раз кое-где может затронуть и регионы.

Ну и кто здесь власть?

А теперь немного социального анализа. Вот посмотрите, мне кажется, Навальный и ФБК (Фонд борьбы с коррупцией) создали на первый взгляд идеальное СМИ. Оно делает сильнейшие расследования на деньги собственных читателей, ответственно только перед ними. Мы, разумеется, не знаем, может там и засел где-то якорный спонсор в лице какого-нибудь Ходорковского. Это мало что меняет, поскольку те, кто скидывается на ФБК, против Ходорковского в основном ничего не имеют. А поскольку не знаем, то и судить об этом нет смысла. И вот встает вопрос, почему же эту модель нельзя распространить более широко.

А ответ простой: еще одна очевидная особенность команды Навального — она дает информацию, не пытаясь быть объективной, не стесняясь ангажированности. Фигура главы ФБК полностью замыкает на себе внимание среднего класса, Навальный обращается напрямую к нему. Он свой для этой группы. Ни один другой слой не будет содержать на краудфандинге политическое СМИ. У бедных на это нет денег, те, кто побогаче — более менее серьезный бизнес, сами проплатят материал, те, кто еще крупнее — заведут собственное издание.

Ориентация Навального на средний класс выглядит вполне очевидной вещью, но многие считают его лидером какого-то общенародного движения, пытаясь найти там свой какой-то интерес. Он вполне, может быть, и отыщется случайно, но вот эти вот рассказы про «меня волнует то, что волнует каждого из вас» — абсолютная пустышка. Зато, я думаю, совсем не случайно, что вокруг Навальногополно людей, в том числе тех, кто финансирует взносами его кампанию, прямо выступающих за ограничение политических прав, например лишение бюджетников голоса на выборах, введение избирательного ценза — имущественного или, что почти одно и то же, образовательного. Сам Навальный благоразумно нигде об этом не высказывался. Но, вспоминаю, я со слов московских ребят, которые были в оргкомитете выборов в КС оппозиции, что им вместе с Удальцовым с трудом удалось не допустить введения имущественной границы при отборе кандидатов. Причем, выступали за него в первую очередь Навальный и некий респектабельный политик-демократ по фамилии Поткин.

На деле это ничто иное, как программа мягкой диктатуры среднего класса. А вы вспомните, какой процент в российском обществе он представляет. Я, например, по доходам туда никак не попадаю. Этот класс очень мал, но очень активен, потому что ему есть что терять, а уязвимость, как от колебаний рынка, так и от хищников покрупнее, включая родное государство — огромная.

Отсюда и отсутствие у движения Навального внятных, да и вообще каких-либо, социальных лозунгов. Мелкий предприниматель, менеджер, сам заработал себе на старость, ему не надо большого пособия по безработице, напротив оно уменьшает его власть над подчиненным, который в случае плохих условий легче сможет уволиться. Такому субъекту главное как раз, чтобы государство не заставляло его с кем-то делиться, содержать так сказать «нахлебников».

Читайте также

С той же самой социальной ориентацией связана и чрезвычайная размытость антикоррупционной программы Навального. Смотрите сами, коррупция это далеко не только камень на шее мелкого бизнеса или достаточно статусной интеллигенции. Коррупция это еще и инструмент для них же. Это возможность влиять на государство, открывать закрытые двери, получать преференции, нужные решения судов, откупаться от ментов и закрывать уголовные дела. Это практическая возможность теневым способом пользоваться преимуществами сословного неравенства там, где легализация таких порядков невозможна, а кстати, она во многих развитых странах существует вполне официально, к примеру, в форме законного лоббизма и прочего. Чем больше у человека денег, тем больше выгоды он получает от коррупционных отношений. Поэтому в интересах среднего класса не разрушить эту систему, а купировать ее сверху. Поэтому и идет лишь точечная борьба с дворцами Димона (он, конечно, вряд ли догадывался что так популярен в народе).

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Виктор Литовкин

Военный эксперт

Александр Пасечник

Глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ