Общество

Многодетная мать? Вон из профессии!

В районных газетах свое представление о материнском счастье

  
1735
Многодетная мать? Вон из профессии!
Фото: из архива Натальи Музафаровой

В Ивантеевке Саратовской области журналистка местной районки, она же многодетная мать и активный деятель местной православной общины, борется, пока безуспешно, против необоснованного увольнения после конфликта с главным редактором. Отношения между начальницей и подчиненной обостряли вынужденные декретные отпуска, а рождение пятого ребенка стало последней каплей. Учредитель издания — местная администрация, заняла сторону руководства газеты, то же самое, что уже давно стало закономерностью — сделала председатель Союза журналистов Лидия Златогорская.

Утром в газете — вечером в декрете

Наталья Музафарова в Саратовской области довольно известна. Работала в изданиях «Столица Поволжья», «Саратовский Арбат», «КП-Саратов». Специализировалась на социальном репортаже — будни ночлежки, проблемы реабилитации малолетних наркоманов. Из «КП» она уволилась сама, иначе не могла поучаствовать в пятисоткилометровом — самом длинном по протяженности в России — Крестном ходе из Саратова в Вавилов дол.

В 2012 году она вернулась в родную Ивантеевку, имея на руках трех детей, включая годовалого младенца, попросившись в «Ивантеевский вестник». В штат районки ее, имеющую работу в областных и федеральных СМИ, не взяли, но устроили по гражданско-правовому договору, как «лицо, оказывающее услуги» — за голый оклад, без отпусков, больничных. Муж, бывший строитель областного перинатального центра, в кризис был уволен из «Сарстройтехтреста» и официальную работу в Ивантеевке так и не нашел. И все же они вдвоем смогли нанять няню и содержать большую семью. В январе 2015 года ее, наконец, оформили в штат на постоянный договор вместо «декретной» сотрудницы-корреспондента, но трудовой идиллии не вышло. Это стало понятно в феврале 2016 года.

— Я не оправдала надежд главреда, что уже отрожалась! Когда сообщила, что снова жду ребенка — вызвала просто убийственную ярость в ответ, меня отчитали как школьницу, что детей в наш век не только «надо родить», им еще требуется жилье благоустроенное, их надо учить. Комментарии, что мне «надо трубы завязать» слышал весь коллектив. Беременную меня продолжали гонять по командировкам, по три раза в неделю осенью я выезжала в села района, уже чувствуя себя неважно, но не отказывалась ни от одного поручения. Конфликт возник в январе этого года, когда я попросила две недели отпуска перед «декретом», наткнулась на грубый безапелляционный отказ, но в век информационной грамотности постаралась отстоять свое право, — рассказывает 44-летняя Наталья Музафарова.

Оформить отказ письменно редактор газеты Лидия Клюева отказалась, пригрозив, по словам нашей собеседницы, увольнением: «завтра ты тут не работаешь — выходит основной сотрудник, и ты лишаешься всяческих выплат».

«Не расшибай ты себе голову, Наташа»

Уволенная журналистка говорит, что проблемы в коллективе начинались давно — тут и хамское отношение начальства, и параноидальная, даже для муниципального издания самоцензура.

— Только за последний год возникало несколько ситуаций, когда я отказывалась ставить подпись под исковерканным материалом или он не печатался совсем — это неугодно районной администрации, основной довод. Накопилось немало претензий у коллектива по финансовой части, но тут еще никто не удосужился устроить доскональную проверку. «Ты нет никто и звать тебя никак» — основное отношение к журналисту, — рассказывает мне коллега.

Как утверждает Наталья Музафарова, главред якобы позволяла себе и неоднозначные манипуляции с деньгами: «В моей родной редакции муж подвизался класть плитку в санузле за пять тысяч рублей. Нас при этом попросила Клюева оформиться на материальную помощь в „Единой России“, которая крыло здания занимает в редакции и соответственно ходит в тот же сортир. Нам, как бедным, выплатили материальную помощь, это и стало гонораром моего мужа, честно заработанным», — рассказывает она.

Получив угрозы увольнения, журналистка обратилась за защитой к главе саратовского реготделения Союза журналистов России Лидии Златогорской, но та, как сообщила наша собеседница, умело самоустраняется по принципу «редактор всегда прав». В тот раз уволить беременную редакции не удалось, благодаря, по ее словам, вмешательству члена Общественной палаты Саратовской области, учредителя юридической компании «ЮРКОМ» Николаю Скворцову.

В результате ей дали отпуск всего четыре дня, несмотря на то, что за Музафаровой оставались неиспользованные отгулы, положенные по беременности. «С ребенком на руках ездила по командировкам, привозила живые репортажи, не уходила на больничные, не брала отпусков, репортерила по выходным и праздникам», — говорит она. По словам Натальи, ее изводили угрозами вплоть до самых родов. А затем, редакторша уволила ее в отпуске по уходу за ребенком, который сама и предоставила. Музафарова направила в суд иск о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе. Глава района одной рукой дал ей для суда блестящую характеристику, с другой подписал ходатайство об отказе в иске. Наталью сперва поддержал бывший главред «Ивантеевского вестника» Евгений Саблин, но…

— Потом съездил в «Пещеры Монаха», пообщался вплотную со старой гвардией, вкупе со Златогорской, и позвонил мне, имея совершенно противоположное мнение. «Не расшибай ты себе голову, Наташа, иди лучше работать в детский сад, в школу, зачем тебе доказывать, что ты журналист? Судьи-то кто? В твоей ситуации — безнадежной — а я говорил с Клюевой часа два, ничего ты не докажешь. Тебе сейчас нужно думать о том, чтобы с голоду не помереть, чтобы детей не отобрали в сложившейся ситуации, — передает его слова оставшаяся без работы журналистка. — «Детей» я и не простила. Повесила трубку.

По забавному совпадению, Наталья, которая в 1991 году вступила в Союз журналистов, однажды давала рекомендацию на вступление нынешнему главреду «Ивантеевского вестника», ставшему ее непримиримым врагом.

В суде журналистку ждала неприятность. Как говорит Музафарова, еще когда она уходила в декрет в марте 2016 года, выяснилось что фактически она работает не по нормальному трудовому договору, который остался у нее на руках, а по срочному — который остался у работодателя. Временный работник прав практически не имеет.

— На суде меня спрашивали неоднократно — откуда тогда мои подписи под срочным договором, под приказом и так далее. Договор я подписывала одной модификации — на постоянной основе. Нелепую историю на суде рассказывает работодатель, а главбух ее подтверждает, что якобы мне не хватило порядочности уничтожить «ошибочный вариант». То есть, якобы срочный договор подписан в тот же день, его и следует считать основным. Полагаю я его подписала по невнимательности, например, правила внутреннего распорядка подписывая. Именно такие правила просила меня подписать главбух незадолго до выхода в декрет, но почему-то не при поступлении на работу, — говорит Наталья.

В результате районная инстанция Наталье Музафаровой отказала. Саратовский областной суд будет рассматривать ее требования на заседании, которое может стать роковой точкой или обнадеживающим знаком для семьи из семи человек.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ