18+
четверг, 23 февраля
Общество

Против чего взбунтовались «жаворонки»

Или саратовское время как технология одной пиар-компании

  
1971
Против чего взбунтовались "жаворонки"
Фото: Юрий Смитюк/ТАСС

Сui prodest, cui bono? «Кому это выгодно, кто от этого выигрывает?» — наставлял судей знаменитый римский юрист Кассий, ориентируя их, прежде всего, на поиск мотива преступления при осуществлении правосудия. Не менее знаменитый оратор Цицерон добавлял: «В жизни мы видим, что никто не осмеливается стать преступником без расчета и пользы для себя». Эти слова, несомненно, нужно иметь в виду сегодня, рассматривая возникающие, казалось бы, ниоткуда темы общественной повестки как элементы неких лоббистских кампаний, будь то корпоративно-экономические интересы либо чисто политические.

Четыре признака раскола

В последнее время мы уже привыкли к тому, что сугубо частные случаи могут вызывать «идеальный шторм» в обществе, четко работая на раскол — примеров тому масса: от томской истории Дениса Карагодина с поиском палачей своего прадеда до инициативы байкера Хирурга об изменении герба России. И если еще несколько лет назад человека, говорящего про социальную инженерию общества через социальные же сети, сочли бы в лучшем случае параноиком, то сегодня — это уже расхожее мнение, подтвержденное, в частности, рядом успешных твиттер-революций.

В этом свете представляется любопытным разобрать тему с «саратовским временем», который во многом отвечает требованиям, предъявляемым к раскольным темам: поляризует общество на две примерно равные части, не имеет решающего влияния на непосредственную жизнедеятельность участников (то есть является вопросом преимущественно идеологическим), может возникнуть путем обычного вброса и, наконец, ни одна из сторон не в состоянии доказать свою правоту научным путем.

Кстати, давайте сразу договоримся, что здесь мы не выступаем ни за сторонников ранних рассветов, ни за апологетов поздних закатов. Интересен сам технологический процесс, который в относительно короткие сроки привел одну из сторон к обвинению другой ни больше ни меньше в «дестабилизации политической обстановки в регионе».

Общественники и политруки

А начиналось все в мае 2015 года с интернет-петиции на сайте Change.org с требованием перевести Саратовскую область в новый часовой пояс. Впоследствии текст петиции был скорректирован с добавлением в нее ряда других регионов Поволжья и Юга России, что помогло увеличить охват аудитории. Автором петиции выступил житель Саратова Владимир Костюк, аттестующий себя гражданским активистом. Но о нем чуть позже, а пока хронология событий.

С первых дней медийную поддержку петиции начинает оказывать популярный ресурс «Взгляд-инфо». Это может объясняться тем, что Костюк является одним из самых активных «народных корреспондентов» этого издания. Уже через несколько недель на сайте мэрии объявляется голосование по данному вопросу, а тему подхватывают обе общественные палаты (областная и муниципальная). Характерна моментальная поддержка условных «жаворонков» со стороны осторожного в высказываниях председателя городской ОП Бориса Кузнецова:

«Нынешнее „зимнее“ саратовское время, приравненное к московскому часовому поясу, неудобно и, на мой взгляд, даже вредно для здоровья. Посудите сами, многие просыпаются в тот момент, когда начинает светить солнце. Получается, если люди встали в 3 часа ночи, то уже к обеду они чувствуют утомление, падает производительность труда. Вечером рано темнеет, что также очень неудобно. Саратов, по сути, лишился, своих прекрасных светлых летних вечеров. Да, давайте подумаем, наконец, о рыбаках, коими славится наш прекрасный волжский край. Им приходится выходить на рыбалку к рассвету практически в полночь», — недвусмысленно обозначил свою позицию Кузнецов.

Положительно оценили инициативу также председатель областной ОП Александр Ландо, в дальнейшем выступивший застрельщиком всех общественных дискуссий по теме, и тогдашний председатель комитета общественных связей и нацполитики Борис Шинчук, назвавший вопрос перехода в новый часовой пояс «актуальным и требующим внимания органов государственной власти».

Вместе с тем позиция политической власти региона и руководителей экономического блока была скорее на стороне «сов». Так, резко против высказался зампред областного правительства Александр Соловьев: «В случае корректировки существующей часовой зоны, жители области могут испытывать сложности при обращении в организации финансово-кредитной сферы, связанные с разницей во времени в закрытии банковских счетов, работой биржи, задержкой в объявлении курсовых разниц по основным валютам и др. Также могут возникнуть проблемы логистического характера, связанные с изменением времени прибытия и убытия рейсового наземного и воздушного транспорта».

Без энтузиазма к инициативе в комментариях СМИ отнеслись глава Саратова Олег Грищенко (ныне депутат Государственной думы), сити-менеджер областного центра Валерий Сараев и спикер облдумы Владимир Капкаев. По имеющейся информации, не встретила понимания идея и со стороны губернатора Валерия Радаева, который при этом допустил возможность такого решения при широкой общественной поддержке.

Здесь интересно сохранить в памяти тот факт, что лобби «саратовского времени» изначально составляли почти сплошь общественники, которые впоследствии переиграли политическое руководство.

Консенсус, которого не было

Развитие темы дальше поддерживалось за счет районных общественных палат, которые, пожалуй, впервые сыграли заметную роль в обсуждении вопросов областного значения. Муниципальные общественники почти в полном составе выступили за перевод стрелок, что дало повод Александру Ландо потом говорить о тотальной поддержке законопроекта на территории всего региона (против высказались всего четыре района).

Пожалуй, главным аргументом сторонников перехода в новый часовой пояс стал опрос, заказанный Саратовскому областному институту развития образования. По результатам исследования, проведенного среди 16,5 тысяч респондентов, 76,4% высказались за перевод стрелок, 22,3% - против. Однако обращает на себя внимание достаточно странный выбор непрофессиональной социологической службы, а также выборки по аудитории: голосовали только ученики, родители учеников и педагоги. Как бы то ни было, другого, более релевантного социологического исследования проведено не было (в идее референдума сразу было отказано). Видимо, на этом основании депутаты и представители исполнительной власти окончательно уверились в том, что пресловутый общественный консенсус достигнут. С разницей в месяц в Государственную думу поступили идентичные законопроекты от КПРФ и «Единой России», то есть вопрос казался настолько очевидным, что политические партии конкурировали друг с другом за право записать популярное решение себе в актив.

Надо полагать, бурная реакция саратовцев в соцсетях и в реальной жизни после фактического перехода Саратовской области в новый часовой пояс застала представителей власти врасплох. «Где же вы все были, когда шло общественное обсуждение?» — отреагировала на многочисленные просьбы не принимать законопроект депутат Государственной думы Ольга Баталина на своей страничке в «Фейсбуке». Насколько можно судить, оказался рассержен и полпред президента в ПФО Михаил Бабич, заявивший на недавней встрече с журналистами в Нижнем Новгороде, что вопрос перехода часовых стрелок должен рассматриваться только при серьезных экономических основаниях, одного желания неких слоев населения недостаточно.

Как оказалось, общественного консенсуса и близко не было. Социология провалена (точнее, она фактически отсутствовала), профессиональные общественники специально или по недогляду представили картину однобоко: впрочем, не все, в рядах той же Общественной палаты нашлось немало противников «саратовского времени», однако за фигурой Александра Ландо их голос остался не услышан.

Бей «зимнюков»!

История столь ошеломляющего успеха интернет-петиции — для России большая редкость. И здесь есть несколько подозрительных моментов. Обращение Владимира Костюка было далеко не уникальным: за полтора года петиция набрала чуть более 23 тысяч голосов (для сравнения контрпетиция за перевод стрелок обратно за несколько недель — почти 12 тысяч голосов; петиция против закрытия школы-интерната для глухих в Саратове — 48 тысяч голосов). Тем не менее, чуть ли не с первых дней в ход пошла тяжелая артиллерия общественников.

Гигантскую активность в интернете, которая не утихает до сих пор, развили и непосредственные инициаторы голосования. В группе «#наше время» и спустя неделю после перевода стрелок призывают сторонников нового часового пояса бомбардировать различные ведомства благодарностями и просьбами не поддаваться на провокации «зимнюков» (так называют людей, выступающих против перехода на постоянное летнее время).

Еще интереснее, что по изучению профильных групп в соцсетях история оказывается больше, чем чисто саратовская. Историю с переходом в другой часовой пояс сейчас с разным успехом раскачивают в разных регионах страны. Причем активисты из разных регионов активно помогают друг другу в этом. Так, например, в саратовской группе «#наше время» с восклицанием «Просыпается от тьмы славный город Липецк» приводится перепост аналогичной петиции из даже не соседнего региона. Владимир Костюк и некоторые другие саратовцы вопреки здравой логике и параллельно личным интересам всецело поддерживают перевод стрелок во многих субъектах РФ. Характерно, что и в стане саратовских активистов движения «верните московское время» находятся залетные пользователи из других регионов страны.

Что это? Аналогия с провокаторами в толпе? Эксперимент по искусственному разделению общества на «зимнюков» и «переводчиков» (вспомним небезызвестных «укропов» и «колорадов»)? Обкатка социальных технологий? Или, может быть, в самом деле, в основе заложены интересы корпораций и монополий?

По крайней мере, не вызывает сомнений, что публичными исполнителями кампании в Саратовской области стали всем известный Александр Ландо и мало кому известный до недавнего времени выпускник композиторского отделения Консерватории и работник монастыря Владимир Костюк. Интересный факт из деятельности последнего — до петиции с переводом стрелок он безуспешно пытался раскрутить в Саратовской области местную страничку «РосЖКХ» (проект Алексея Навального), а также запускал еще ряд потенциально раскольных петиций, таких как «объединение Саратова и Энгельса в один город».

А вот вопрос cui prodest пока остается без ответа. Ясно только, что «политическая дестабилизация», о которой сегодня кричит Костюк, представляется заказчику весьма интересным сценарием развития событий.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Захар Прилепин

Писатель, журналист

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ