18+
среда, 23 августа
Общество

За водочный фальсификат никто не ответит?

Вместо алкоголя вам могут втюхать все, что угодно

  
3252
За водочный фальсификат никто не ответит?
Фото: Михаил Почуев/ТАСС

По сообщению Росстата, за семь месяцев 2016 года в Нижегородской области почти вдвое выросло число смертей от отравления алкоголем — 148 человек против 75 за тот же период прошлого года. Причем, из всего ПФО отличились именно нижегородцы. В целом по округу этот показатель снизился на 11%. И мне, кажется, становится понятно, в чем причина наших «рекордов».

Два месяца назад я купила бутылку водки всем вам известной марки («Хортиця»). В магазине всем вам известной федеральной сети («Магнит»). Но в бутылке оказалась… вода. Досадное недоразумение? По мне, так самое настоящее ЧП, которое означает, что на наши столы может попасть все что угодно — от «безобидного» фальсификата до отравы. И самое печальное — многочисленные контролирующие организации не найдут в этом никакого нарушения и не предпримут расследования. Если, не дай Бог, не случится трагедия.

Немного шока — специально для тех, кто не считает, что вода в водочной бутылке — это ЧП. В 1982 году в Чикаго неизвестный начинил цианидом жаропонижающее. Погибло семь человек. А могло бы умереть еще сорок — именно в стольких упаковках лекарства полиция нашла яд.

В 1980-х в киевской школьной столовой орудовала Тамара Иванютина, «сдабривающая» еду таллием. Умерло девять человек.

Японка Хаяси Масуми в 1998-м всыпала кило мышьяка в кушанье на массовом мероприятии. Умерло четверо, 65 человек получили тяжелейшие отравления.

«Да, но причем тут вода?» — спросите вы. А притом, что все начинается с малого. С чьей-то халатности, воровства, озорства, а то и злого умысла. И с чьего-то попустительства всему этому. В моем случае это попустительство оказалось тотальным — на всех пяти кругах, что я прошла.

Круг первый. Магазин

Первым делом я вернулась в магазин и потребовала изъять из продажи все бутылки этой марки. «Вам нужно обязательно провести служебное расследование, чтобы выяснить, на каком этапе и по чьей вине в бутылке оказалась вода, — внушала я директору магазина. — Сегодня в бутылке оказалась вода, а завтра там может быть уксус. Или метиловый спирт. Или еще что-то». Директор кивала и соглашалась. Но в ближайшие дни магазин ничего не предпринял.

А ведь, по логике, проблема должна была решиться еще на этом уровне. Ведь, скорее всего, содержимое бутылки подменил кто-то из сотрудников. Но у нас не принято реагировать на «писк единицы», пока этот писк не дойдет, условно, до Кремля. Мы почему-то до последнего заметаем мусор под ковер и делаем вид, что ничего не случилось.

Круг второй. Региональный дистрибьютор

«Раз магазин пытается спустить на тормозах, то, наверно, региональному дистрибьютору „Хортицы“ будет не все равно», — подумала я и набрала телефон начальника службы безопасности Олега Калинина. Тот якобы проникся проблемой, и мы договорились вместе пообщаться с супервайзером сети магазинов «Магнит».

Однако вместо того чтобы пойти туда со мной, Калинин отправился в магазин за час до назначенной встречи. Когда я пришла, он уже сидел в компании супервайзера Ирины Тимченко и директора Ольги. Теперь уже втроем они принялись убеждать меня, что на продукцию есть все документы и что в бутылке не могло быть воды.

— И тем не менее, в бутылке вода!

Все трое осмотрели бутылку на просвет, вылили немного, понюхали и согласились, что это вода.

— Значит, вы не у нас ее купили, — отвечала Тимченко. — Чека-то у вас нет.

— Но вы же знаете, что факт покупки именно этой бутылки, именно в это время и именно в вашем магазине зафиксирован системой ЕГАИС.

…Единую государственную автоматизированную информационную систему ввели совсем недавно. Как утверждают, с благими целями — еще более строго контролировать производство и оборот спиртных напитков. Теперь счетчиками ЕГАИС снабжены все звенья цепочки: спиртзавод — перевозчик спирта — производитель алкогольного напитка — дистрибьютор — магазин. Если верить ролику, размещенному на сайте Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка (РАР), то ни один литр спирта, произведенный на спиртзаводе, не ускользнет от всевидящего егаисовского ока. Информация о передвижении каждого спиртовоза в режиме онлайн поступает на сервер РАР. На ликероводочном заводе на каждую бутылку наносится ФСМ — федеральная специальная марка, которая вместе с информацией о марке и бутылке поступает в систему ЕГАИС. Потом бутылка едет на склад, где снова фиксируется системой. Отгрузил оптовик сколько-то ящиков в розницу — эта информация опять автоматически заносится в систему. Получит магазин свои ящики — и снова эти сведения летят на сервер РАР.

А вот как проходит сама продажа. Продавец на кассе сканирует штрих-код с бутылки. Аппарат «видит», что это алкоголь и просит отсканировать еще и ФСМ. Если продукция подлинная, то касса пробьет чек. Если же нет — продажа остановится, а информация о подозрительной бутылке автоматически поступит в РАР. Таким образом, теперь «левый» алкоголь вам просто не смогут пробить на кассе.

Казалось бы, броня крепка. Не пролетит и муха. А вот надо же, пролетела. Притом, что к моей бутылке с водой у ЕГАИС претензий не было. Стало быть, есть в системе слабое звено? Есть. Но пока никто не пожелал признать этот факт.

В любой момент на вашем столе может оказаться фальсификат. И ладно, если это будет «всего лишь» вода. Десятки контролирующих организаций с немалыми штатами, которые якобы блюдут нашу безопасность, почему-то не желают понимать, что нужно не дожидаться ЧП, а реагировать на сигналы еще тогда, когда нарушения относительно безобидны.

Круг третий. Производитель

Разочаровавшись в действиях дистрибьютора, я сообщила о ЧП производителю. Через два дня мне позвонила руководитель отдела контроля качества Евгения Ратушная. К сожалению, вместо делового разговора о том, какие меры будут приняты, я выслушала много извинений и надежд на то, что и впредь я не изменю их бренду. Я попыталась убедить Евгению, что производитель должен быть заинтересован в расследовании таких «странных» случаев. Ратушная охотно со мной соглашалась. Больше от производителя я известий не получала. Выходит, ему все равно?

Круг четвертый. Росалкогольрегулирование

Стало понятно, что пора переходить на другой уровень. И я позвонила главе межрегионального управления Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка в ПФО Геннадию Одинцову.

Геннадий Андреевич лично принял меня и проверил мою бутылку на специальном аппарате. Да, она значилась в системе ЕГАИС. Каждый этап ее продвижения от спиртзавода до потребителя был отслежен. Нарушений нет. Идите с миром.

— Как же так, Геннадий Андреевич — нарушений нет, а в бутылке вода?

В кабинет были вызваны серьезные молодые люди. Они изучили этикетку чуть ли не под лупой и подтвердили, что это во всех отношениях легальная бутылка.

— Но, ребята, в ней вода! Как это могло случиться?

Сотрудники развели руками. Впрочем, мне предложили написать заявление и присовокупить к нему бутылку в качестве вещдока.

Круг пятый. Роспотребнадзор.

Вскоре я получила из РАР письмо, извещающее, что мое обращение переслано в региональное Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека — для краткости, Роспотребнадзор.

Я с нетерпением ждала ответа. Он был такой: «Проведена внеплановая проверка в магазине… представлены сопроводительные документы, удостоверяющие легальность производства и оборота водки… произведен отбор одной пробы водки… представленный образец соответствует требованиям ГОСТ…»

Я позвонила ответственному лицу — заместителю начальника отдела надзора по гигиене питания Ольге Косаревой.

— Вы понимаете, что если сегодня в бутылке оказалась вода, виновные не найдены и даже не ищутся, то завтра может случиться что-то более драматичное? Например, массовое отравление?

— Мы действовали согласно закону.

— Зачем вы исследовали пробу водки, выпущенной 7 мая, когда вода была в конкретной бутылке, которую РАР перенаправил вам? Где логика?

— Мы не имеем право проводить экспертизу продуктов, поступивших от потребителей. Если упаковка уже вскрыта…

— Но как бы я узнала, что там вода, если бы не вскрыла ее…

Вот и делайте выводы. В любой момент на вашем столе может оказаться фальсификат. И ладно, если это будет «всего лишь» вода. Десятки контролирующих организаций с немалыми штатами, которые якобы блюдут нашу безопасность, почему-то не желают понимать, что нужно не дожидаться ЧП, а реагировать на сигналы еще тогда, когда нарушения относительно безобидны.

Что мы видим сейчас? РАР заточен на интересы государства, дабы мимо казны не прошло ни литра неучтенного спирта. По сути, хваленый ЕГАИС не защищает нас от фальшивок, а лишь государство — от недоимок.

Роспотребнадзор уперся в букву закона. Инцидент расследован формально.

Магазин тоже вышел сухим из воды. Продали фальсификат — а ни одна проверка не выявила нарушений. И ни один надзорный орган не погрозил пальчиком: разберитесь, ребята, подобру-поздорову, как это у вас в водочные бутылки затекает вода…

Словом, пока все так же, как всегда: вот убьют — тогда и звоните.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ