18+
четверг, 23 февраля
Общество

Дело вдов

За что призвали к ответу жен нижегородских военнослужащих, погибших в результате военных травм

  
2139
Дело вдов
Фото: DPA/ ТАСС

Призрак очередного кризиса, замаячивший на экономическом горизонте, изменил поведение государственной машины. Многие ее винтики (разумеется, не без соответствующих сигналов сверху) закрутились в обратную сторону. Министерства и ведомства, которые ранее выделяли средства на различные направления, не просто прекратили это делать, но и инициируют обратный процесс. Людям, которым раньше как-то помогали из бюджета, начали намекать, что они теперь должны государству, а кое-где система уже начала такие долги взыскивать. Оборонным структурам, в том числе и военкоматам, также, судя по всему, спущены такие установки. На местах они по большей части проигнорированы: ну не с вояк же что-то трясти, тем паче с их семей. Но отдельные местные структуры решили пересмотреть свою позицию даже на такую выплату как пенсия по потере кормильца. Так появилась на свет вопиющее «дело нижегородских вдов».

Право есть, но его нет

Ели ранее вдовам нижегородских солдат и офицеров никто особо нервы не трепал, то с недавних пор некоторые из них вдруг оказались вовлечены в судебные тяжбы и даже уголовные дела. Предметом долгоиграющих споров между вдовами, правозащитниками и военными структурами стал закон Российской Федерации от 12.02.1993 года N 4468−1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…». Статья 30 этого закона предусматривает право супруги военнослужащего, погибшего в результате военной травмы, по достижении ею 50 лет получать пенсию по случаю потери кормильца.

С некоторых пор позиция нижегородского военкомата (и суды встают на его сторону) заключается в следующем: да, вдова имеет право на такую пенсию, но только в том случае, если она сама не является военнослужащей.

Казалось бы, такая трактовка закона никому навредить не должна: трудно представить себе женщину, потерявшую супруга в результате военного инцидента, которая после этого сама пойдет отдавать долг Родине… Тем не менее, в Нижнем Новгороде такие женщины нашлись. Вот они-то с некоторых пор и перестали получать пенсию. На их сторону встали правозащитники, которые, изучив законодательство, пришли к выводу: вдовы имеют право на пенсию по случаю утери кормильца вне зависимости от того, где и как они трудятся.

Казалось бы, такой же позиции придерживается даже министерство обороны: федеральные военные чиновники на официальные запросы СМИ отвечают, что статья 30 упомянутого закона «не содержит каких-то дополнительных ограничений для реализации этого права».

Между тем, нижегородский военкомат продолжает настаивать на том, что женщины-военнослужащие (в отличие от женщин, трудящихся на «гражданке») данного права лишены. И местные суды встают (пока что, во всяком случае) на сторону военкомата.

«Уголовка» как способ воздействия

Муж Натальи Семак — ветеран боевых действий в Афганистане — погиб в 1996 году в результате ЧП на полигоне. Он находился тогда в должности сержанта. Наталья Викторовна осталась одна с пятью (!) детьми на руках: старшей дочери на момент гибели отца было 12 лет, младшей — два года.

Фонд «Право матери» приводит слова представителя военного ведомства о том, что государство обеспечило семью лучше, чем это сделал бы погибший сержант. Однако в действительности все было не так гладко и красиво.

Да, пятерым девочкам были назначены пособия, но этих денег, по словам Натальи Семак, хватало на еду на 10 дней. Дети долгое время голодали.

В 2000 году, когда младшая дочка чуть подросла, Наталья Викторовна поступила на службу в ту же мотострелковую дивизию, в которой служил ее погибший муж. Еще в течение десяти лет после этого женщина ходила исключительно в военной форме — не потому, что она ей нравилась, а потому, что на платья у многодетной вдовы не было денег.

В 2011 году Наталья Семак обратилась за пенсией по случаю утери кормильца — именно это обращение ей впоследствии инкриминировали как уголовное преступление.

Все последующие годы женщина получала пенсию без всяких проблем. Однако наступивший в стране кризис, как мы уже написали, заставил чиновников на местах пересмотреть свои взгляды на такие выплаты. Вдов этот пересмотр тоже коснулся. В 2016 году нижегородский военкомат отказался выплачивать Наталье Семак пенсию по случаю потери кормильца. За защитой своих прав женщина обратилась в суд.

Вскоре в отношении Натальи Викторовны было возбуждено уголовное дело. Правозащитники связывают эти два факта и рассматривают «уголовку» не иначе как способ воздействия на женщину. «Не чувствуя себя в силах выиграть дело нижегородских вдов в честном судебном процессе, военкомат решил пойти другим путем — напугать несчастных женщин уголовным преследованием, чтобы они за свои законные пенсии по случаю потери кормильца даже и не пытались бороться», — говорится в пресс-релизе фонда «Право матери».

Дело в отношении многодетной вдовы было возбуждено следственным отделом Нижегородского гарнизона по ч. 3 ст. 159 УК РФ (хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, максимальное наказание — шесть лет лишения свободы). Инициатором уголовного преследования стал нижегородский военкомат, обратившись к гарнизонным следователям с соответствующим заявлением.

В постановлении о возбуждении дела черным по белому написано, что в 2011 году Наталья Семак, «продолжая реализовывать свой преступный умысел, действуя из корыстной заинтересованности, заполнила заявление о назначении пенсии по случаю потери кормильца…»

Выходит, что вдова, попросив пенсию, совершила, по мнению следователя, умышленное преступление.

К женщине, по словам правозащитников, применялись допросы и «очные ставки по семь часов кряду в военном следственном отделе». Инцидент вызвал широкую огласку в СМИ и негодование общественности, которая никак не ожидала подобных мер в отношении вдовы, несмотря ни на что поднявшей на ноги пятерых детей.

Уголовное дело продержалось пару недель и было прекращено в связи с отсутствием состава преступления. Однако сам факт его возбуждения показателен.

Между тем, позицию свою военкомат не изменил. В апреле 2016 года Нижегородский районный суд встал на его сторону и отказал Наталье Семак в праве на пенсию по случаю потери кормильца. Правозащитников это решение не устроило, суд продолжается.

Обогатили на 600 тысяч

По такому же точно поводу местное военное ведомство судится с еще одной вдовой — Евгенией Теряевой. Ее муж — майор Сергей Теряев — погиб в Чечне 16 апреля 1996 года. Согласно заключению военно-врачебной комиссии, причина его смерти — «высокотемпературная термическая травма с тотальным обугливанием тела».

С 2011 года Евгения Михайловна начала получать пенсию по случаю потери кормильца как вдова погибшего офицера. На тот момент она, как и Наталья Семак, сама являлась военнослужащей. Перекручивание гаек государственного механизма коснулось и ее. Военное ведомство также перестало выплачивать ей пенсию. Уголовное дело возбуждать не стали — вместо этого была применена более действенная мера, которая ослабила попытки женщины восстановить свои права. Военкомат обратился в суд, дабы гражданка Теряева вернула государству все ранее ей выданное (626 тысяч рублей «необоснованного обогащения») плюс проценты (84 тысячи 545 рублей 97 копеек). Суд Ленинского района встал на сторону истца и обязал вдову вернуть пенсию, освободив ее лишь от уплаты процентов.

Евгения Теряева подала апелляцию. На днях по этому делу должно было состояться заседание в областном суде, однако оно было отменено.

Фонд «Право матери» по-прежнему считает, что вдов лишили пенсии незаконно и подчеркивает беспрецедентность данных фактов.

«Аналогов этому вопиющему „делу нижегородских вдов“ нет, — говорится в сообщении фонда. — Только нижегородский военкомат додумался искать „расхитителей бюджетных средств“ среди вдов погибших ветеранов боевых действий».

Между тем, после того, как районные суды встали на сторону военкомата, правозащитники обратились к ветеранам боевых действий, попросив их посещать судебные заседания по этим делам. «Жен ваших погибших товарищей назвали мошенницами, — говорится в обращении. — Следствие и суд мучают их оскорбительными подозрениями, у них пытаются отнять средства к существованию. Вы не боялись штурмовать дворец Амина и железнодорожный вокзал в Грозном. Сергей Теряев и Алексей Семак спасли кому-то из вас жизнь. Не надо громких слов, просто приходите поддержать их вдов в зал суда. В парадной форме. Со всеми своими орденами. Пусть представителям Нижегородского областного военкомата будет стыдно поднять глаза. Потому что преследовать вдов погибших героев — страшный стыд».

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Захар Прилепин

Писатель, журналист

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ