18+
понедельник, 23 января
Общество

Валуев знает, как лечиться лягушками

Экскурсия по уникальному музею

  
739
Валуев знает, как лечиться лягушками
Фото: Равиль Якупов

Свою спортивную фамилию Виктор Алексеевич Валуев вполне оправдывает — правда, не боксер, а каратист он в прошлом. А в настоящем — директор недавно созданного зоологического музея, который появился в селе Юматово Уфимского района. Кроме того, кандидат биологических наук Валуев является генеральным директором Института экологической экспертизы и биоинформационных технологий, курирует местные и российские всевозможные общества природы, и в первую очередь — республиканское орнитологическое. Поскольку именно птицы стали для ученого страстью всей жизни.

До чего кота довели

Зоологический музей, о котором сказано выше, не такой уж и большой — пока занимает лишь отдельную комнату. Но зато здесь есть что посмотреть и главное — послушать. Нам повезло — экскурсию вел сам хозяин. И мы заслушались.

— Вот, смотрите: диорама «Весна за окном», — радостно сообщает Валуев. — Вот ее участники: курдючная овца, гусь, курица, павлин и даже… страус! И все, между прочим, местные. И все смотрят в окно — весна пришла!

«Герои» диорамы и правда когда-то жили на территории Юматово, в частных подворьях (страус в том числе). А потом в силу разных обстоятельств — кто заболел, кто всерьез повредился — стали чучелами. И таких экспонатов в музее более 200. В основном это, конечно, птицы, но есть и другие, не менее интересные «обитатели»: мыши, норка, хорек, шикарный глянцевый бобер, рысь-красавица…

— Ее я сам делал, — говорит зоолог. — И каждый раз улыбаюсь, когда вижу — потому как смешная история с ней связана. Когда чучело готовишь, очень важны глаза: посадишь неправильно — считай, не получился экспонат. И вот никак у этой рыси глаза не выходили, все не мог я понять — то ли в пропорциях дело, то ли еще в чем… Рядом околачивался кот, я взял его, замерил штангенциркулем — морду, расстояние между глаз, размеры. Чувствую, напряглась животина, глаза квадратные — видать, решил кот, что и его та же участь ждет, пришел черед к чучельной жизни готовиться. Минут десять он после этого в столбняке находился…

— Здесь вот у нас рыбы: караси, карпы, сом, — переждав наш смех, продолжает рассказ хозяин. — А вот змееголов — нам сначала прислали его фото, где он был сфотографирован вывернутым наизнанку, видимо, на вкус браконьерам не понравился. Из-за того, что был вывернут, ничего не могли понять, гадали, что же это за чудище, пока его нам не принесли. Между прочим, чучела рыб делать труднее всего, у нас в Башкирии этим занимаются всего два-три человека. Один из них — Костя, мой сын: он у нас и таксидермист, и художник.

Фото: предоставлено автором

Опытным путем

География Костиных работ обширна — помимо Уфы и Уфимского района, они представлены в экспозициях музеев в разных районах республики, а также в Челябинской и Московской областях.

А вот старший сын Валуева Денис более склонен к видеосъемке: в соавторстве с Константином создал ряд фильмов (среди них есть и призовые, один из сюжетов даже занял первое место по России) о животном мире нашей республики. Словом, настоящая династия.

Рыбы на полках «плывут» между раковинами и кораллами.

— А кораллы откуда — они-то уж точно не местные?

— Кораллы мы привезли из самой Африки. Так же, как и крокодила, — хозяин удивительного заведения с гордостью демонстрирует нам небольшой череп.

Эх, отплакал его обладатель свои слезы!.. А вот жабы — серая, зеленая. И лягушки.

— Лягушки — это лучшее природное лекарство, у них удивительные антисептические свойства, — убежден Виктор Алексеевич. — Не зря же их в жаркую пору кидают в молоко, и оно не скисает.

Оказывается, все дело в том, что лягушки вырабатывают экзометаболиты, подавляющие развитие более мелких особей, бактерий.

— Мы проводили опыты на себе, — рассказывает Валуев. — Специально заражали ступни грибком, а после делали примочки с водой, в которую селили лягушек, предварительно прошедших специальную обработку. Что вы думаете — грибок исчезает начисто. Но заниматься самодеятельностью я бы не советовал, в этом случае только вред организму можно нанести. А если подойти к делу правильно, с помощью экзометаболитов реально победить и более тяжелые заболевания — герпес, например, и даже злокачественные новообразования.

И с теми же клещами и колорадским жуком таким же образом можно справиться, это не проблема. Ведь химикаты, которые сегодня применяются повсеместно, губят природу!

Фото: предоставлено автором

Крылья, перья, хвосты

— Нередко случается так, что яйца в гнезде есть, а птенцы не вылупляются. Вскроешь «перезрелое» яйцо, а там мертвый птенец. Почему? Да опять-таки из-за химических опрыскивателей — ведь все живое из-за них губится! Башкирия — уникальный край, здесь сошлись Восток и Запад, Север и Юг, и потому у нас потрясающая орнитофауна. Вот мы сейчас занялись фезерингом (от англ. feather — «перо», направление орнитологии, занимающееся изучением перьевого покрова птиц), собрали огромную коллекцию. Вот перья из хвоста, с затылочной части головы, с шейного отдела, — показывает толстенный альбом орнитолог. Все перышки аккуратно разложены по рядам.

— Кстати, вы заметили — скворцов не стало? А как много раньше их было! А грачи?! Раньше я жил в Уфе, на Горсовете, стоишь, бывало, на балконе, и над тобой пролетает стая птиц. И все летят, летят… Порой уже думать начинаешь — да когда ж они закончатся? А сейчас стайка прошмыгнет, раз — и уже нет ее!..

— А вы когда-нибудь видели соловьиное гнездо? Вот оно! — радуется Виктор Алексеевич. — Между прочим, соловей единственная птица, которая ставит листочки вертикально — вот, смотрите!

Мы смотрим — и правда, гнездо очень искусно выложено, листочки по окружности стоят, не падают…

Птичий подвиг

— А вот халеи — чайки. Этот подвид с Ямала, а этот водится на Алтае и в Казахстане. Вы знаете, что чайки — страшная угроза безопасности? Они врезаются в самолеты на лету с огромной силой, такие пробоины оставляют! Клюв мощный, размах крыльев более метра!

Становится не по себе, а Виктор Алексеевич продолжает «в тему»:

— А могильника знаете, орла? Почему он могильник? Вот, говорят, мол, потому что на могилы любит садиться. Да ничего подобного. Я вам сейчас расскажу.

На Западе его часто называют императорским орлом. А у нас он — могильник. И я понял, почему. Вот была у нас еще в зоомузее при БГУ орлица — глаза что небо голубые. Захворала она, стала чахнуть, и как-то приходим мы с утра, а ее нет. Смотрим — лежит ощипанная, прикрытая своими же перышками, в тазике с водой. А рядом сидит могильник полугодовалый, у него крыло было перебито, поэтому он жил у нас на первом этаже вольеры («вольера» — площадка для птиц), а погибшая — на втором. И вот этот калека бескрылый в день смерти взрослой птицы умудрился подняться на второй этаж — практически совершил подвиг, достойный мужчины! Положил ее в тазик с водой и сверху перьями засыпал — похоронил. Вот потому и могильник. Идемте, покажу его, он теперь здесь у нас живет.

Мы выходим во двор, в дальнем конце за сеткой угрюмо сидит герой рассказа.

— Без крыла, потому и здесь. Иначе ищи-свищи, могильник — птица вольная, свободу любит.

А внутри, в сарае, в полумраке — сова-красавица. Увидев нас, напугалась, вся сжалась, голову в плечи втянула, и волновать ее — заходить, фотографировать мы не стали.

Последний из могикан

— Мы часто ездим в экспедиции, вот, сняли фильм про кроншнепа: этих птиц осталось-то всего — раз-два и обчелся. Путешествуем, конечно, за свой счет — сегодня на науку редко когда находятся деньги. А жаль. Очень много интересного встречаем и не перестаем удивляться. Вот, видите, — пискулька, казарка — они все занесены в Красную книгу. А у нас в музее они есть. Вот лысуха, вот лебедь-шипун…

И ремез! Если в 1897 году академик Сушкин говорил, что в Башкирии ремеза нет, но «башкирцы» едут к Оренбургу и собирают его гнезда, то сейчас в Башкирии два вида ремеза — синица-ремез и овсянка-ремез. А какие мягкие гнезда синицы-ремезы вьют — из тополиного пуха, из камыша, прямо как пуховые платки…

— Наверное, меня можно назвать последним орнитологом Башкирии, — вздыхает Виктор Алексеевич. — Мало кому кроме нас это занятие здесь нужно, отходят люди от природы, да и в музеи не больно-то рвутся. И природа вымирает — потому что Земля изнашивается, и заботиться об этом некому. Стареет Земля. Совсем как человек…

Напоследок хозяин пригласил нас в жилую часть — отдельное здание во дворе — на чай. Мы отказались — время поджимало, и тогда он вынес нам… кота.

— Никому не нужен? Забирайте, пока жены нет дома, — смеется ученый. — Одни проблемы от него…

От кота мы тоже отказались. Хотя, конечно, надо отдать должное — красавец: огромный, пушистый, окрас палевый, хвост и морда черные. И на черной морде — голубые глазищи. Те самые, которые Валуев линейкой мерил…

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Борис Шмелев

Политолог

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ