18+
вторник, 28 марта
Общество

Есть ли смысл объявлять войну трупу?

Саратовская медицина. Жизнь после смерти

  
1593
Есть ли смысл объявлять войну трупу?
Фото: Донат Сорокин/ТАСС

История про пьяных врачей из отделения урологии одной из больниц города Энгельса наделала немало шума в интернете. Что, признаться, удивило. И, прежде всего, удивляют весьма непосредственный гнев и желание во что бы то ни стало разобраться с этим беспределом. Один очень мной уважаемый журналист в соцсетях и вовсе заявил о намерении «объявить джихад хреновой медицине». Надеюсь он сказал это в качестве шутки-юмора. Ибо медицина наша хреновая вся. Сверху до низу. Справа налево и слева направо. По диагонали и по периметру. За деньги и без. Давно. Системно. Клинически.

Никакая публичная засветка аудио- и видеозаписей пьяными или неадекватными врачами (это идея тоже имела популярность в соцсетях) не помогут. Даже если, на основании этих разоблачительных подробностей, удастся уволить, оштрафовать или посадить энное число людей в белых халатах. Будьте спокойны: на смену им придут кадры ничуть не лучше. И это, как минимум. И массовые пьянки и прочий беспредел в стенах ЛПУ продолжатся. Хотя бы потому, что горячительной жидкости там немеренно. Причем, дело тут не только в прямой доступности к медицинскому спирту, но и в том количестве алкоголя, которые врачи получают от благодарных пациентов. Да, да: «благодарные пациенты» — это тоже часть той системы, которая начала формироваться в отечественном здравоохранении еще при позднем социализме и сегодня благополучно идет в разнос. И в этом смысле целое отделение пьяных врачей выглядит весьма символично.

Кстати, профессия врача с точки зрения риска заболевания алкоголизмом стоит на одном из первых мест по причине высокого процента стрессовых ситуаций. Особенно если говорить об экстренной медицине. Но, разумеется, когда градус повышается на уровне всего отделения — это диагноз.

Читайте также

Следствие «джихада»

Однако вернемся к «джихаду». Думаю, в данном случае это все равно, что объявлять джихад трупу. Скажу больше: вся эта массовая пьянка и есть последствие джихада, который был объявлен отечественному здравоохранению еще в начале 90-х. Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что некой сверхзадачей этого дьявольского плана являлось снижение численности российского народонаселения. Причем делалось все последовательно.

Сначала (в 90-е) бюджетное финансирование наших медучреждений (в том числе и саратовских) резко снижается. Больницы нищие, оборудование устаревшее, лекарственное обеспечение убогое, врачи злые и голодные, количество пациентов в шоковые 90-е увеличивается в разы. Какое-то время система еще выезжает на советских кадрах и традициях. Но уже очень скоро российская медицинская машина окончательно встает на рыночные рельсы. Наверху (минздравы всех уровней, горздравы, фонды ОМС, главврачи и др.) начинают резво воровать, а внизу (руководители больничных отделений, рядовые врачи, медсестры и даже санитары) — заниматься вымогательством с пациентов. В той или иной степени. Не все и не сразу. Но с каждым годом, месяцем, днем — честных, талантливых, добросовестных, порядочных становится все меньше. Их банально выживают, так как они не вписываются в новый порядок, мешают своими принципами.

Между тем, пациенты также поделились на тех, кто принял новые правила игры, и на тех, кто не пожелал или просто оказался не в состоянии их принять. Последние умерли первыми.

В начале нулевых, когда страна слегка пришла в себя, нефть и газ стремительно вздорожали, и у людей, и в госбюджете появились более или менее серьезные деньги, в отечественном здравоохранении наметилось два новых тренда. Первый — широкая легализация платной медицины. Второй — не официальная, но фактическая прихватизация всех сколько-нибудь ликвидных бюджетных ЛПУ. Кто стал их итоговым бенефициаром — отдельный вопрос. Главное в другом: в нулевые народ активно приучали к мысли, что за лечение нужно платить и платить много. Не за качественное лечение, нет. А за сам факт того, что с тобой будут заниматься, а там уж как выйдет. Не платишь — в лучшем случае окажешься брошенным и никому не нужным в больничной палате или коридоре, в худшем — в гробу.

Этапы привыкания

Процесс привыкания к новым, рыночным принципам взаимодействия между врачом и пациентом, а также между ЛПУ и пациентом, на мой взгляд, можно разделить на четыре основных этапа.

Первый — конфетно-коньячный — пришелся, как я уже сказал, на конец советской эпохи. Разумеется, «благодарили» не все, не всех и далеко не всегда. Но постепенно подарки врачам вошли в обиход и стали восприниматься как явление само собой разумеющееся, хотя и не обязательное и сугубо добровольное. Принципиальный момент: благодарили докторов исключительно по факту (причем, успешному) предоставления того или иного вида медицинской помощи.

А вот второй этап капитализации нашей медицины, пришедшийся на 90-е годы, как раз предусматривал предоплату и конвертацию продуктов в денежные купюры.

Третий этап начался в конце 90-х и растянулся фактически на все нулевые. Как было сказано выше, это была пора легализации коммерческих отношений в российской медицине, как посредством открытия частных клиник, так и — повсеместного введения платных услуг в бюджетных ЛПУ. Именно на этом этапе произошел слом сознания подавляющего большинства пациентов, а также их родных и близких. Именно на этом этапе они начали задумываться не над тем, платить или не платить за лечение. А над тем, кому и как платить: официально — на счет ЛПУ, не официально — в карман того, кто тебя лечит, или лучше вообще прибегнуть к услугам добровольного медстрахования (ДМС). По большому счету, выбор того, другого или третьего варианта напоминал русскую рулетку. Главное же заключалось в негласно заявленном слогане: «Плати или проиграешь!». В итоге, те, кто платил, реже проигрывали.

И, наконец, четвертый этап рыночного реформирования наших больниц, поликлиник, скорых помощей и всех, кто к ним так или иначе относится. Произошло это в ноябре 2011 года, когда вступил в силу ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской федерации», который окончательно узаконил ПЛАТНОСТЬ существующего в России здравоохранения, оставив лишь его бесплатную видимость и сделав его же недоступным для большинства россиян.

Про модернизацию

Вы спросите, а как же, в таком случае, пресловутая модернизация здравоохранения и федеральная программа «Доступная медицина»? Я вам так скажу: проанализируете (насколько это возможно), как и насколько увеличились доходы тех, кто так или иначе принимал участие в этом масштабном действе на территории вашего региона, города, района, села и т. д. И вам сразу станет ясно, что и кому в итоге модернизировали. И еще… Если в то или иное ЛПУ завезли новое оборудование, это еще не значит, что его завезли туда для вас. Попробуйте, запишитесь на какое-нибудь более или менее сложное обследование или плановую операцию, имея на руках лишь полис ОМС. Интересно, на какое число вас запишут? В лучшем случае, будете ждать полгода. В лучшем… А ведь так можно и не дождаться: мало ли что за полгода может приключиться с вашим здоровьем при этой развеселой жизни. Модернизация… Скажите о ней родителям семилетнего Трофима Володина из Марксовского района, который скончался только потому, что его везли на скорой слишком нескоро (более двух часов), по пути в ЦРБ заезжая в другие села, на другие вызовы. И ведь я убежден, что случилось это, прежде всего, потому, что вызовов было слишком много, а машин скорой помощи и толковых и неравнодушных врачей в Марксе осталось слишком мало. И количество фельдшерско-акушерских пунктов в селах заметно сократили. Точнее, оптимизировали. Вот они — итоги модернизации…

Анамнез

Ну а сегодня, когда денег и у государства, и у населения становится все меньше и меньше (если они вообще остались), все во многом вернулось (точнее, возвращается) к ситуации начала 90-х. С одной лишь существенной разницей. Если тогда лечить было не чем и не на что, то теперь еще, практически, некому.

И дело не только в том, что существующая система российской медицины в течение нескольких десятилетий выдавливала из себя лучшие, профессиональные, толковые кадры. Она же еще вытравила более или менее пристойную смену им. Качество подготовки молодых врачей за последние 25 лет упало, что называется, ниже плинтуса. Медицинские вузы стали едва ли не самыми коррумпированными и взяткоемкими. Поступить в мед действительно талантливым и способным, без денег и блата, стало делом практически нереальным. Уровень преподавательского состава все эти годы снижался на глазах. Институт, ординатура и интернатура также представляет собой жалкое зрелище. Потому как молодежь нужно учить. А когда учить, если учителя (практикующие врачи со стажем) заняты «бизнесом» (работают за троих, дежурят за четверых, берут за пятерых)? Да и зачем растить конкурентов? Добавьте к этому еще один момент: отсутствие у студентов стимула для повышения квалификации. Все интересные должности и звания расписаны на несколько поколений вперед. Грубо говоря, доцентом тебе ни за что ни стать, если папа у тебя не доцент…

Если же говорить о саратовской медицинской кухне, то следует добавить и те фокусы, которые позволяет себе региональный монополист в сфере финансирования бюджетного здравоохранения — наш креативный ТФОМС. Эта совершенно замечательная и новаторская структура, как нам представляется, по своей прихоти и совершенно безнаказанно меняет тарифы (в основном в сторону уменьшения) на оказание медицинских услуг, за счет чего, весьма вероятно, имеет свой процент. И хотя это частности, но и они также влияют на выполнение вышеупомянутой задачи — снижения численности населения.

***

Суммируя все вышесказанное, хочу сказать, что ситуация в нашем здравоохранении настолько страшная и запущенная, что самое время выпить за ее упокой. Чистого, медицинского, неразбавленного. Чтобы спирт убил раз и навсегда всю эту продажно-коррупционно-развратную гадость, которая столько лет копилась и размножалась в некогда одной из самых передовых и в самой доступной медицине мира.

А затем нужно будет просто менять систему. Причем, практически от и до. Однако, это уже тема отдельного разговора…

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ