18+
понедельник, 11 декабря
Политика

Победит тот, кто не проспит

Денис Ястребов об избирательных технологиях и ошибках

  
242
Денис Ястребов
Денис Ястребов (Фото: предоставлено автором)

Почти ровно год остается до главного события следующего политического сезона в России — выборов в Государственную думу. И на сегодняшний день есть все шансы того, что эта избирательная кампания станет самой интересной в стране с начала XXI века, поскольку повлиять на ее исход может множество новых факторов: экономическая нестабильность, противостояние с Западом, раскол общества на два лагеря, результаты Евромайдана на Украине и, наконец, недвусмысленные сигналы Кремля о намерении повысить конкурентность выборов. О том, как будут проходить предвыборные баталии, кого уже сейчас можно назвать фаворитом и какие ошибки делают кандидаты, «СП-Поволжье» попросила прокомментировать известного саратовского политконсультанта Дениса Ястребова.

«СП»: — Денис, на минувшей неделе были опубликованы схемы нарезки одномандатных округов на выборах 2016 года в Государственную думу, и они вызвали, скажем так, достаточно много эмоций. Прежде всего, из-за того, что разрезали городские округа и объединили их с сельскими. Действительно ли в этом есть такая принципиальная новация, которая может повлиять на исход выборов?

— Ничего принципиально нового или сенсационного в этом, конечно, нет. В России такую нарезку называют «лепестковой», но большую известность она имеет в США под названием «джерримандеринг». Названа она так в честь одного американского политического деятеля прошлого по фамилии Джерри, который первым стал нарезать округа таким причудливым образом, чтобы обеспечить на каждом участке, как можно больше своих сторонников. И вот в честь такой практики в США существует термин «джерримандеринг» — от фамилии Джерри и земноводного под названием саламандра, на очертания которого были похожи границы округа. С тех пор произвольная нарезка округов является вполне распространенным делом в США, занимаются этим представители победившей на предыдущих выборах партии. В связи с этим у демократов даже есть программа Стратегия-2020, которая подразумевает победу на выборах и перенарезку округов в свою пользу.

«СП»: — Вы хотите сказать, что никакой зловещей российской действительности в этом не видите?

— Конечно. Я когда в соцсетях встречаю комментарии вроде: «Позорище. Нарезали округа в свою пользу», могу только улыбнуться. Никто же в Америке не кричит «Позорище», когда республиканцы нарезают округа не так, как это нравится демократом. Все понимают, что это элемент политической борьбы, выборной демократии, если хотите.

«СП»: — Но, действительно ли, обнародованная нарезка играет за партию власти?

— На самом деле, это реалии, в которых предстоит жить всем партиям — и партии власти, и другим парламентским партиям, и непарламентским оппозиционером. Во-первых, не будем забывать, что выборов по одномандатным округам как таковых не было уже 12 лет, с 2003 года. Во-вторых, если даже вспомнить те выборы, то чисто городской округ в Саратовской области был всего один, а все остальные были смешанными, так же как и сейчас. Понятно, что избирательная кампания, которая проводится не только в городе, но и во многих поселках и селах, разбросанных за 100 километров друг от друга, выходит более затратной. Однако я убежден, что финансовые возможности и другие ресурсы еще не гарантируют победу кандидату. Преимущество будет у того, кто грамотно выстроит агитационную и «полевую» работу, поквартирный обход избирателей. Тут еще важно не «проспать» свою избирательную кампанию. В предвыборной гонке часто бывает так: кто раньше встал — того и тапки.

«СП»: — Сегодня вы уже видите тех, кто «встал за тапками»? Или за год до выборов еще слишком преждевременно об этом говорить?

— Нет, абсолютно не преждевременно. На мой взгляд, год — это как раз хороший запас для того, чтобы начать свою кампанию. На сегодняшний день, мы можем уверенно сказать, что в кампанию вошел, причем достаточно удачно, один человек. Это Николай Панков, который в последние недели много ездит по области, лично общается с людьми, поднимает не только свою профильную тему сельского хозяйства, но и образования, здравоохранения. У других потенциальных кандидатов такой активности пока не заметно. Единственное, можно отметить оживление КПРФ, которая пытается оседлать протестную тему, выводя людей на улицу. Однако эта кампания пока неперсонифицированная, она проходит под общими знаменами партии. Это, что касается, одномандатных округов. Если говорить о проходных местах в списках, то здесь, пожалуй, действительно еще рано говорить. Информацию по спискам, особенно «Единой России», мы вряд ли сможем получить раньше чем за полгода до выборов, а скорее всего позже.

«СП»: — Насколько непредсказуемой вообще может оказаться эта гонка за депутатскими креслами? Скажем, ожидаете ли вы, что изменится число парламентских партий, и кто-то войдет еще в список, помимо уже привычных «ЕР», КПРФ, ЛДПР и «эсеров»?

— Никто точно не знает, что будет через год. На результат выборов вполне может повлиять экономическая ситуация в стране. Если она будет ухудшаться, то за счет протестного потенциала, конечно, могут показать хороший результат оппозиционные партии, в том числе непарламентские. Повторюсь, многое будет зависеть непосредственно от хода избирательной кампании. И никто, даже такие непререкаемые фавориты, как тот же Николай Панков сегодня не могут позволить себе почивать на лаврах. В связи с этим есть хрестоматийный пример из недавней истории нашей области. В 1999 году на выборах в Госдуму почти никто не сомневался, что по энгельсскому округу в парламент пройдет Владимир Кузьмич Гусев. Казалось, и придумать более явного фаворита нельзя. Он и в Энгельсе много лет проработал на химкомбинате, и первым секретарем обкома был в лучшие времена, и память о руководстве областью оставил хорошую. Одним словом, человек с репутацией. При этом он шел независимым кандидатов, а симпатизировали ему и левые, и центристы. Но в борьбу с ним вступил Виктор Тюхтин, который повел очень жесткую, порой агрессивную анти-кампанию. А в результате победу на выборах одержал скромный коммунист Сергей Афанасьев. Причем для этого ему потребовалось набрать чуть более 20 процентов. По нынешним временам, когда победители сплошь и рядом набирают по 70 процентов голосов, просто смешные цифры. Вот вам пример того, как все предвыборные расклады оказываются перечеркнутыми.

«СП»: — От представителей оппозиции вы ждете каких-то свежих имен или на выборы пойдут будут все те же знакомые лидеры реготделений?

— По-разному может быть. Сейчас выборное законодательство позволяет в партийных списках объединять несколько соседних регионов в «кусты». Вот здесь могут быть разные варианты. Мне бы, конечно, как жителю региона хотелось, чтобы в Госдуму попало как можно больше саратовцев. Это увеличивает возможности лоббирования области. А то может получиться так, что по голосам от Саратовской области, в Госдуме окажется представитель другого субъекта РФ, от которого наши проблемы будут далеки. Если говорить о персоналиях, то наверняка мы увидим на выборах действующего депутата Госдумы от ЛДПР Антона Ищенко и Зинаиду Самсонову от «Справедливой России».

«СП»: — Еще одна тема, которую активно обсуждали в связи с предстоящими выборами, это перенос даты голосования с декабря на сентябрь. Согласно популярной версии, это сделано для того, чтобы снизить явку избирателей и обеспечить легкую победу «Единой России». Вы согласны?

— Это, конечно, сказано с натяжкой. Да, понятно, конечно, что в России в декабре холодно, голодно, иногда бывают проблемы с отоплением, ЖКХ. Но утверждать, что в декабре шансы у оппозиции выше — неправильно. Если посмотреть результаты выборов постсоветской России, можно увидеть, что в декабре побеждали партии самого разного спектра. В девяностых это были ЛДПР и КПРФ, а в последние разы — «Единая Россия», причем со значительным отрывом. При этом на выборах мэра Москвы два года назад оппозиционер Алексей Навальный всех удивил, набрав почти 30 процентов голосов, чего от него мало, кто ожидал. И это был как раз сентябрь! Так что никаких «своих» или «чужих» месяцев в природе не существует. На мой взгляд, перенос сделан был с целью экономии средств. Потому что из всех вариантов: устраивать в 2016 году два дня голосования — для муниципальных и губернаторских выборов и для Госдумы, продлевать непонятным образом полномочия местных народных избранников до декабря или переносить все на сентябрь — последний оказался самым рациональным.

«СП»: — После укрупнения партий в предыдущее десятилетие, сейчас снова наметилась тенденция появления новых, зачастую небольших, политических движений. Мы снова идем к ситуации девяностых годов прошлого века, когда в бюллетенях были по 40 с лишним партий?

 — Возврата к «рулонным бюллетеням», полагаю, все же не будет. Но то, что конкурентность возрастет — это факт. По-моему, на сегодня в выборах собираются принять участие 14−15 партий. Это и всем известная парламентская «большая четверка», и «Яблоко», которое преодолело трехпроцентный барьер а прошлых выборах в Госдуму, и те партии, которые имеют своих представителей в региональных парламентах — «ПАРНАС», «Патриоты России», вторые «коммунисты», «Родина»… И все они будут активно бороться за своего избирателя, учитывая богатство политической повестки.

«СП»: — Как вам, кстати, методы ведения агитационной кампании сторонниками Навального. Такая несколько «американизированная» версия агитации со ставкой на харизматичных лидеров. Это работает в России?

 — Проблема в том, что нынешние тридцатилетние люди, и тем более те, кто еще моложе, считают, что публичная политика началась с момента их поступления в университет. Тогда как, в действительности, все это было пройдено намного раньше. В начале и в середине девяностых. Были и встречи с избирателями, и харизматичные лидеры. Ну разве что вместо кубов у нас стояли обычные аншлаги. Поэтому когда сегодня соратник Навального Леонид Волков заявляет, что после прихода к власти он «перевешает» всех политтехнологов, остается только пожать плечами. Все, чем занимается сейчас «ПАРНАС», уже давно опробовано, проверено и где-то даже отработано до автоматизма. И обращение к профессионалам, только помогло бы избежать ошибок. Ошибки делают все, но хуже всего, когда ты неспособен даже признать, что сделал ошибку. Поэтому ребятам остается только посоветовать избавить от инфантилизма и от той ненависти, которая, возможно, сейчас им застилает глаза. Гражданская война начинается не на Майдане, она сперва начинается в головах, когда человек просто теряется возможности видеть в оппоненте оппонента, и начинается его полное расчеловечивание.

«СП»: — Если так, то гражданская война в России уже идет полным ходом судя по накалу эмоций…

— Не у всех, но у меня есть ощущение, что многие представители оппозиции дрейфуют именно в эту сторону. И очень хотелось бы надеться, что то самое большинство, которое кто-то называет «лояльным», а кто-то «молчащим», сумело сохранить здравый смысл и не впасть в массовое безумие. Потому что могут пройти годы, а то и десятилетия, когда до людей дойдет, как ими в свое время сманипулировали. Что самое характерное, в выигрыше от этого остается не оппозиция, и уж, конечно, не власть, а третьи лица, которые все это дело продюсировали. И от нашей так называемой либеральной оппозиции, тоже хотелось бы увидеть, что изменения страны, больше свободы и рыночной экономики они желали не для того, чтобы понравиться немцам или американцам, а ради реального улучшения жизни своих соотечественников.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Павел Салин

Политолог

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ