18+
понедельник, 24 июля
Политика

Будут брать

В 2016-м развернется настоящая антикоррупционная компания в регионах

  
5050
Президент Внешпромбанка Лариса Маркус (в центре), подозреваемая в мошенничестве, во время заседания в Тверском суде
Президент Внешпромбанка Лариса Маркус (в центре), подозреваемая в мошенничестве, во время заседания в Тверском суде (Фото: Сергей Бобылев/ТАСС)

В минувшую субботу в Сербии, в ходе операции по борьбе с коррупцией, были арестованы 79 крупных чиновников. Среди которых бывший руководитель министерства сельского хозяйства Слободан Милосавлевич, его заместители, а также главы муниципалитетов и руководители крупных предприятий. Как заявил министр внутренних дел страны, Н. Стефанович, ущерб бюджету Сербии от действий преступников составил «сумму более 7,8 млрд динаров, или более € 100 млн».

Если отслеживать схожие тенденции в России, аналогичный день X тоже выпал на субботу, 19 сентября, когда была проведена спецоперация, фигурантами которой оказались руководители республики Коми — т. н. «дело Гайзера». Тогда под стражу было взято одномоментно 19 человек. Однако если рассматривать уходящий год по России в целом, цифры выглядят более или менее сопоставимыми с Сербией. По количеству фигурантов, естественно. Что же касается ущерба, балканские сто миллионов евро на нашем фоне очевидно тускнеют и вянут.

Урожайный декабрь

Вот громкие задержания декабря: арест президента Внешпромбанка Ларисы Маркус. Затем глава департамента аудита госконтрактов Минобороны Дмитрий Недобор, который, по версии следствия, входил в коррупционную группу, состоявшую из сотрудников министерства и предпринимателей-посредников, получавших откаты. Сумма взятки, которую эта группа пыталась получить, составляла 48 млн. рублей. По информации СМИ, по делу проходит бывший топ-менеджер «Норильского никеля» Геннадий Бауман.

А вот уже теплее, еще не ПФО, но уже Волга: вечером 21 декабря стало известно о том, что в Ярославле задержаны зампред председателя регионального правительства Ростислав Даниленко, курирующий вопросы здравоохранения, и заместитель мэра областного центра Леонид Комаров, в ведении которого находятся вопросы градостроительства. Как сообщается, чиновников подозревают в мошенничестве в особо крупном размере и превышении должностных полномочий. Губернатор Ярославской области Сергей Ястребов прокомментировал ситуацию «неприкасаемых у нас нет, и если нарушил закон, надо отвечать».

А вот уже регионы ПФО: задержание бывшего мэра Пензы Александра Пашкова и главы администрации Пензенского района Николая Пашкова, ранее возглавлявшего МУП «Пензалифт». Экс-чиновника и чиновника действующего обвиняют по одной статье — ст. 159 УК РФ «Мошенничество».

В Самаре — пока в относительно вегетарианском формате (единственный задержанный чиновник, вице-мэр Андрей Власов был освобожден) — продолжается т. н. «юбилейный» скандал, о котором «СП» подробно писала.

Читайте также

Праздник мэра Самары Олега Фурсова обернулся ящиком Пандорры, способным уничтожить многие чиновничьи карьеры и репутации. Уже сейчас наблюдатели полагают, что губернатору Самарской области Николаю Меркушкину «юбилейное дело» аукнется не лучшим образом, а самого Олега Фурсова и вовсе считают «хромой уткой»

Игорь Плотников, мэр Йошкар-Олы, теперь уже бывший, отстранен от должности и задержан 4 декабря. И, видимо, всё у него серьезно: комментируя ситуацию, прокуроры заявили о том, что глава города якобы способствовал различным компаниям при получении ими документов для строительства и заключении договоров аренда земельных участков.

Кроме того, вдруг выяснилось, что Плотников оставался при бизнесе, занимая высокий пост, что запрещено законом. Помимо этого он обвинялся в неисправлении ситуации с образовавшимся «конфликтом интересов». Речь шла о руководстве его родственницей некоей коммерческой организацией. В добавление — дорогой автомобиль Плотникова, стоимостью свыше 5 млн рублей, оформленный, как заявляют в прокуратуре, на третье лицо. «СП» разбирала этого колоритного персонажа в материале «Мэр-потеряшка или глава клана?» .

Читайте также

В Саратовской области «эффекта домино» ждали после ареста бывшего прокурора Энгельсского района Владимира Зубакина. Подозревают его в пяти эпизодах мошенничества, двух фактах получения взяток и злоупотреблении должностными полномочиями. После распространения кулуарной информации о сотрудничестве Зубакина со следствием, местные элиты охватило беспокойство (надо полагать, экс-прокурор был в курсе многих цепочек и схем), но пока новых фигурантов в деле не обнаруживается. Или, скорее, не озвучивается.

Прогноз посадок

Аналитики предполагают: в 2015 году антикоррупционная компания, прежде всего в регионах, была лишь заявлена, а вот в наступающем году развернется по-настоящему: с разнообразным драйвом, неожиданными сценариями и громкими именами-званиями.

Есть причины, так сказать, идеологические: в условиях жесткого внешнеполитического курса и усугубляющегося экономического кризиса федеральная власть ищет новые ресурсы народной поддержки. Преследование «региональных баронов», которые «потеряли берега» и «зажрались» — в этом смысле инструмент известный и практически беспроигрышный. Особенно в предвыборный год. Кроме того, в условиях острой нехватки финансов, так или иначе выведенные из оборота «коррупционные бюджеты» становятся мощным аргументом для обуздания чиновничьей вольницы. Безусловно, под абстрактным знаменем «борьбы с коррупцией» обострятся моменты корпоративной и межклановой борьбы.

Саратовский политолог Дмитрий Олейник прогнозирует ситуацию в совокупности факторов:

 — Там где активизация правоохранителей будет направлена на знаковые в регионах фигуры этому может быть предана политическая подоплека, но это скорее фантазия, нежели реальность потому, что есть еще масса причин по которым такое возможно или не возможно.

В наступающем году возможно усиление антикоррупционной деятельности правоохранительных органов и основных причин здесь, на мой взгляд, три.

Во-первых, сохранение тренда уходящего года, когда в условиях сложной экономической ситуации и санкций федеральная власть проявляет к этой проблеме особое внимание.

Во-вторых, год выборный, а если посмотреть на статистику преступлений коррупционной направленности в прошлом большом избирательном цикле, то заметно увеличения числа таких преступлений в выборном 2011 году по сравнению с 2010.

В-третьих, это активизация общественного контроля, в первую очередь работа ОНФ, кроме того, смелее и активнее действует третий сектор. На местах эта деятельность получает поддержку на самом высоком уровне.

Я не исключаю, что в регионах, в том числе приволжских, возможно возбуждение дел против членов региональных правительств и руководителей крупных муниципалитетов. Особо я мог бы выделить Самарскую и Нижегородскую области, хотя исключить нельзя ни один регион — отметил эксперт.

Политический технолог Денис Ястребов также говорит об особой роли ОНФ:

 — Власть старается не только в пропагандистском, информационном поле перехватить антикоррупционную повестку у системной и несистемной оппозиции, но и подкрепляет это стремление делами, реальными, уголовными… И в этом контексте ОНФ выглядит уже не только электоральным инструментом, но и реальным политическим ресурсом в модерации поведения региональных элит в год выборов. Есть ощущение, что мы еще только в начале этого процесса… Заметно также, что политическое руководство страны успешно играет на опережение и упреждение и формирование собственной антикоррурционной электоральной повестки.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ