Экономика

«Чайка-2»: реанимация после провала

В Нижнем Новгороде снова пытаются создать пассажирский экраноплан

  
2835
Экраноплан "Волга-2" с туристами идет по Оке. 2000г
Экраноплан «Волга-2» с туристами идет по Оке. 2000 г (Фото: Мошков Николай/ТАСС)

Казалось бы, инцидент, случившийся в 2004 году с экранопланом «Волга-2», в результате которого несколько человек пострадали и один погиб, поставил крест на создании пассажирских аппаратов подобного типа. Действительно, дальнейший выпуск «Волги-2» был тогда резко прекращен (несмотря на то, что аппарат прошел все необходимые испытания), а о строительстве чего-то нового «парящего над волнами» велись только разговоры: дальше них дело не шло. И вот буквально несколько недель назад — впервые после 13-летнего тайм-аута — ЦКБ Алексеева заявило о работах по созданию нового экраноплана «Чайка-2», который должен будет перевозить не только грузы, но и пассажиров. Общественность, забывшая об аварии 2004 года, восприняла новость восторженно. Ничего плохого в этом нет: создание новых средств быстрого перемещения в пространстве (а «Чайка-2» принципиально отличается от своих предшественников, как мы увидим ниже) можно только приветствовать. Однако логично было бы поднять и вопрос безопасности. Каковы гарантии того, что аварии, произошедшей 13 лет назад, больше не повторится?

Возить, спасать и убивать

Экраноплан — это аппарат, летающий низко (на высоте 1−3 метра) над ровной поверхностью — над водой или снежными просторами. Основное его преимущество перед самолетом в том, что он «ест» меньше топлива (его как бы удерживает в воздухе «прослойка» между аппаратом и поверхностью). Есть и другие очевидные плюсы — например, в результате крушения у пассажиров больше шансов выжить, а при желании экраноплан можно посадить на воду на неопределенно долгое время. Основное преимущество перед кораблями — самолетная скорость, которую суда, плавающие по воде, достичь никогда не смогут.

Читайте также

Таким, образом, у экранопланов есть специфические области применения — то есть ниши, не занятые другими аппаратами. Попробуем их перечислить.

Во-первых, это скоростные пассажирские и транспортные перевозки там, где нет воздушных линий сообщения. Более того, если транспортная система в России все-таки будет развиваться, можно говорить о замене самолетных линий «экранопланными» — только там, где есть ровная поверхность (относительно спокойное море, тундра без сопок и так далее).

Во-вторых, если надо быстро подойти к определенному месту на морской поверхности и развернуть там какие-то работы, экраноплан по сути незаменим. Речь идет в первую очередь о спасательных операциях. Если произойдет катастрофа с каким-либо кораблем или подводной лодкой или же разольется нефть, спасательное судно может не успеть дойти вовремя до места инцидента. Самолет долетит быстро, но зависнуть надолго над одной точкой он не в состоянии. Близок к идеалу здесь гидросамолет, но он не очень устойчив при волнении — к тому же сегодня нет больших гидросамолетов, которые могли бы стать плавучей спасательной базой.

Еще одна специфическая ниша — военная. Экраноплан может фактически беспрепятственно нанести ракетный удар или высадить десант в тех условиях, когда противник готов к атаке с воздуха и уверен, что вражеские корабли, расположенные далеко, не смогут быстро до него добраться. Такие неожиданные атаки могут быть вполне успешными — до тех, правда, пор, пока военные не научатся их ожидать и отражать.

Военная история

Отечественное экранопланостроение началось, как известно, с создания именно военных аппаратов. Здесь стоит отметить, что обкатка любой принципиально новой техники, особенно быстроходной, неизбежно связана с авариями. И в ходе испытаний военных экранопланов аварий было достаточно много: построенный в единственном экземпляре «Каспийский монстр» — самый большой аппарат — развалился на части, десантный «Орленок» несколько раз терпел крушения до принятия на вооружение. Причины инцидентов были разные: недостаточная прочность материалов, недоработанная система управления и ошибки пилотов. Управление экранопланом требует специфических качеств и специфического опыта. Татьяна Алексеева, дочь конструктора, принимавшая участие в испытаниях, вспоминает, что пилоты, пересевшие на опытный аппарат с самолета, в случае малейшего намека на ЧП поднимали аппарат вверх: самолет это спасает, а экраноплан поднимается носом вверх и заваливается.

После серии испытаний два экраноплана — десантный «Орленок» и ракетный «Лунь» — удалось передать ВМФ. Военные эксплуатировали эти аппараты, не имея к ним официальных нареканий, но после перестройки отказались от них: единственный уцелевший «Орленок» стал экспонатом музея ВМФ, единственный уцелевший «Лунь» стоит без дела на военной базе в Каспийске.

Аварий с этими аппаратами в ходе эксплуатации не было. Почему от них отказались — до сих пор толком неясно. Некоторые эксперты говорят, что особых военных перспектив у этих аппаратов нет, ибо их легко уничтожить ударами с воздуха, а конструктор «Луня» Владимир Кирилловых винит во всем экономический упадок, случившийся во время перестройки в армии. Однако упадок кончился, а заказывать новые аппараты Минобороны не спешит.

Так или иначе, «военная» история экранопланов свидетельствует о том, что при условии хорошо подготовленного персонала и серии испытаний такие аппараты теоретически можно довести до безаварийной эксплуатации.

Добавим, что наиболее перспективным кажется создание спасательного быстроходного аппарата, который мог бы прийти на помощь затонувшим кораблям и подводным лодкам. Однако строительство единственного такого экраноплана — «Спасатель» — было прервано в тех же 1990-х годах и не возобновлено до сих пор.

Сквозь тернии

«Гражданская» история не была такой гладкой. Главным образом в связи с тем, что деньги в советское время выделялись преимущественно на военные проекты — и министерство обороны, что важно, не отказывалось от идеи ударных экранопланов после очередных неудачных испытаний. Поэтому «Лунь» и «Орленок», доведенные до ума, обладали повышенным уровнем надежности.

Вместе с тем, в 1970 году Ростиславу Алексееву удалось получить добро на создание пассажирского экраноплана «Чайка», рассчитанного на перевозку 70-ти пассажиров. Работы по строительству этого аппарата были навсегда остановлены в 1974 году — после аварии на «Орленке», который на тот момент проходил испытания и не был сдан ВМФ. «Орленок» продолжили обкатывать, но идея создания аппаратов для мирных пассажиров была надолго положена под сукно. То есть о ней упорно говорили, были конструкторские разработки… Но до строительства дело не доходило.

Только в конце 1970-х был создан маленький пассажирский экраноплан «Волга-2», рассчитанный на 8 мест — это последнее, что спроектировал Ростислав Алексеев. Он прошел все мыслимые и немыслимые испытания, получил множество призов на выставках и до поры до времени успешно эксплуатировался.

Но летом 2004 года один из этих аппаратов столкнулся в Нижнем Новгорода с судном на подводных крыльях (СПК) — по одной информации, с «Восходом», по другой — с «Кометой». Пассажиры быстроходного судна, которое после инцидента дошло до берега своим ходом, не пострадали. Экраноплану повезло меньше: он частично разрушился и наполовину затонул. Несколько его пассажиров пострадало, один впоследствии скончался в больнице.

Это событие на долгие годы сделало невозможным не только дальнейший выпуск «Волги-2», но и создание экранопланов в принципе. В чем же была причина аварии?

Официальной информации в открытом доступе нет. По неофициальной информации, на которую ссылалось «Время новостей», водитель экраноплана устал после многократных прогулочных рейсов, набрал скорость, чтобы поспешить на базу (а скорость у экраноплана, повторимся, может быть самолетной) и не рассчитал столкновения с СПК.

Отсюда несколько выводов.

Во-первых, экраноплан не стоит эксплуатировать в местах с оживленным движением малых судов — то есть там, где он может на большой скорости столкнуться с катером, лодкой, тем же СПК.

Во-вторых, к квалификации капитанов, управляющих этими судами, должны предъявляться повышенные требования.

В-третьих, малые экранопланы недостаточно устойчивы и при столкновении могут «кувыркнуться», что и произошло с «Волгой-2». По словам конструктора «Луня» Владимира Кирилловых, именно эта особенность заставляла делать для военных большие аппараты. Кстати, в 1990-х годах ЦКБ Алексеева сделало проект большого (на 250 мест) пассажирского экраноплана для Китая — причем для места, где есть воздушное сообщение, но китайцы посчитали, что билеты на экраноплан будут дешевле. Этот проект не был осуществлен из-за запрета властей РФ передавать другой стране уникальную стратегическую технологию.

Экраноплан «Чайка-2», который проектируется сейчас в ЦКБ Алексеева, будет не таким большим (он рассчитан на 70 мест), но и не таким маленьким, как «Волга-2». Его мореходность — полтора метра, то есть волнение в полтора метра для него, казалось бы, критично. Для сравнения: у «Луня» мореходность 3 метра. Но не все так просто.

«Чайка-2», в отличие от предшественников, умеет отрываться от экрана и взлетать как обычный самолет. Значит, данный аппарат можно будет эксплуатировать и при сильном волнении. Остается лишь надеяться, что наши конструкторы справятся с такой непростой задачей.

Читайте также

Несомненно, у «Чайки-2» большие перспективы: в России (особенно на севере и на востоке) очень много мест, где население страдает от отсутствия скоростных пассажирских перевозок. Но чтобы она не повторила участь «Волги-2», необходима серия серьезных испытаний и доработок (на что нужно финансирование) и подготовка высококвалифицированного экипажа, который должен уметь хорошо управлять аппаратом.

ТТХ экраноплана «Чайка-2»

Скорость — 350 км/ч

Пассажировместимость — 100 чел.

Численность экипажа — 4 чел.

Мореходность — 1,5 м

Грузоподъемность — 9 тонн

Дальность полета на экране — до 5000 км, в самолётном режиме — до 1500 км

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ