18+
среда, 22 ноября
Экономика

«Теплоэнерго» готовят к утечкам

Чем обернется для нижегородцев концессия еще одного муниципального ОАО

  
801
Глава администрации Нижнего Новгорода Сергей Белов на Нагорной теплоцентрали — крупнейшей котельной «Теплоэнерго»
Глава администрации Нижнего Новгорода Сергей Белов на Нагорной теплоцентрали — крупнейшей котельной «Теплоэнерго» (Фото: teploenergo-nn.ru)

Коммунальщики провели в гордуме очередную разведку боем: они во всеуслышание объявили, что ОАО «Теплоэнерго» будет передано в концессию. И сети, дескать, инвестор починит, вложившись в инвестпрограмму, и вообще, концессию «Путин велел». Есть, дескать, законодательная база, по которой хочешь не хочешь, а надо заключить концессионное соглашение. Депутаты успешно проглотили этот пробный шар, пробурчав «велено так велено». Никто из них не проверил законодательную базу и не усомнился в необходимости временной передачи сетей в частные руки. Хотя поводы для сомнений есть.

Сделок не видим, возразить не можем

Первый этап концессионной процедуры — заключение договора между принадлежащей городу ресурсоснабжающей организацией (РСО) и городской администрацией. По сути такой договор дает «ресурснику» свободу действий — при том условии, что сети останутся в собственности муниципалитета. Далее идет поиск инвестора, и РСО заключает договор уже с ним: инвестор вкладывается в модернизацию коммунального хозяйства и получает право пользования этим хозяйством в течение энного количества лет. То есть сети как бы городские, но уже как бы не городские. Фактически их эксплуатирует все тот же «ресурсник», просто теперь он делится прибылью с инвестором. Естественно, это ведет к увеличению тарифа, зато город получает отремонтированные сети, модернизированные станции с котельными и так далее.

Как видим, в концессии есть свои плюсы, свои минусы, свои риски. Когда «Водоканал» готовили к этой процедуре, против нее горячо высказались те депутаты, которые сейчас, когда было объявлено о предстоящей концессии «Теплоэнерго», почему-то промолчали. Видимо, многое здесь зависит от того, кто будет контролировать процесс. Ранее Водоканал (как, впрочем, и город) возглавляли «губернаторские ставленники» Байер и Попов: дополнительные миллиардные вливания так или иначе проходили бы через них, и в гордуме прежде всего боялись утечек в область. Сейчас, когда город вместе с РСО вышел из-под контроля областного правительства, неоправданных вливаний в областную коммуналку быть по идее не должно.

Правда, никто не отменяет утечек другого рода — вообще в неизвестном направлении. Чтобы избежать таких «потерь на сетях», деятельность «Водоканала» и «Теплоэнерго» необходимо сделать открытой и подотчетной депутатам. Многие сделки просто остаются в тени: их не видно ни в каких отчетах, и совет директоров, в который входят народные избранники, на них повлиять никак не может. Информация о некоторых сделках (заметим, что далеко не все они выгодны для РСО) всплывает по чистой случайности, но многие так и остаются в тени. Так, чисто случайно стало известно, что год назад «Теплоэнерго» приобрело убыточные котельные в районах области стоимостью более 100 млн рублей и безвозмездно передало их Нижегородской областной коммунальной компании (НОКК). Возникает вопрос: а зачем, собственно, депутаты так рьяно рвались в совет директоров муниципальных РСО? Чтобы создать видимость контроля при полном его отсутствии или чтобы иметь какие-то дивиденды в обмен на молчание?

Для того, чтобы переломить данную ситуацию, надо сменить устав данных организаций. Именно устав предусматривает реальную закрытость при видимой открытости. Однако вопрос о смене устава депутаты почему-то не поднимают, хотя активно обсуждают на заседаниях деятельность муниципальных РСО.

Заколдованные депутаты

Однако вернемся к чудесным метаморфозам, которые произошли с народными избранниками. Вот, например, Александр Котельников, будучи депутатом городской думы, очень настороженно относился к концессии Водоканала.

Он говорил тогда о том, что надо привлекать ресурсы со стороны по минимуму, поскольку большую часть прибыли в таком случае забирает банк, и «говорить о бурном развитии в таком случае не приходится».

Более того, народный избранник заявлял тогда, что прибыль принадлежащих муниципалитету РСО — при грамотном менеджменте — реально довести до 400 млн рублей (в 2010 году так и было), и это позволит постепенно отремонтировать сети без привлечения сторонних средств.

Возглавив в этом году «Теплоэнерго», Александр Олегович изменил свою позицию кардинально. Об ущербности «левых» вливаний и о собственном потенциале предприятий он уже не вспоминает, зато говорит теперь о необходимости концессионного соглашения.

«Это направление выбрано не нами, а государством. И оно решило: концессия — самый оптимальный способ работы естественных монополий, — рассказал генеральный директор ОАО „Теплоэнерго“ Александр Котельников. — У Москвы имеются планы, что в каждом регионе в год должно быть заключено не менее пяти концессий. Есть также еще одно важное решение: с 2018 года тарифы будут утверждаться только концессионером. Поэтому хочешь-не хочешь, но по поручению регионального министерства ЖКХ „Теплоэнерго“ уже около полугода занимается разработкой концессии. Почему об этом не слышно? Мы пока не рекламируем данную работу, потому что её сначала нужно хорошо подготовить».

В общем, теперь концессия стала и необходимостью, прописанной в законодательстве, и требованием Москвы, и «оптимальным решением».

Давайте проверим, действительно ли это так.

Средства-то у нас есть…

Ни в федеральном законе о концессиях, ни в сопутствующих ему постановлениях правительства РФ не содержится обязанность заключать такие соглашения. Нормативная база подразумевает свободу выбора: первый шаг делают коммунальщики, когда видят необходимость концессии.

Москва, действительно, требует от регионов концессий, об этом ежегодно говорится на совещаниях в федеральном правительстве. Но, во-первых, эти требования произносятся устно: юридически они ничем не подкреплены, и наказания для муниципалитета за отсутствие концессионного соглашения никакого нет. Во-вторых, речь идет об убыточных коммунальных предприятиях, которые имеют форму МП или МУП и которые просто не в состоянии ремонтировать-модернизировать изношенные сети.

Наши «Теплоэнерго» и «Водоканал» имеют, как известно, форму ОАО, миллиардные обороты и каждый год заканчивают с прибылью.

Так, выручка «Водоканала» в 2015 году составила 3,4 млрд рублей — правда, прибыль по сравнению с предыдущим годом сократилась и составила 20 млн рублей. Стоит отметить, что если бы не сомнительные операции, рентабельность данного предприятия могла быть и выше. Например, Водоканал фактически подарил хоккейному клубу «Торпедо» 27 млн рублей (это, заметим, больше чистой прибыли предприятия) и рекламировал тот же клуб за 50 млн рублей. Согласно годовому отчету, совет директоров об этом договоре благотворительности знал, но депутаты гордумы возмутились уже постфактум.

Прибыль «Теплоэнерго», согласно годовому отчету, составила 73 млн руб­лей — причем она существенно увеличилась по сравнению с 2014 годом (тогда было 3,5 млн рублей). Отметим, что и здесь прибыль могла быть гораздо больше, если бы не все те же сомнительные сделки. Если Водоканал облагодетельствовал хоккейный клуб, то «Теплоэнерго» стало покровителем сельской коммуналки, закупив ряд котельных в районах области. И опять сумма невыгодной сделки (котельные безвозмездно переданы в пользование НОКК) превысила годовую прибыль предприятия.

Как видим, убыточными и нуждающимися данные ОАО назвать нельзя: какие тут убытки, если они благотворительностью позволяют себе заниматься? Остается, конечно, проблема с изношенными сетями, но тут все скорее упирается не в отсутствие средств, а в отсутствие эффективного менеджмента, о котором говорил господин Котельников (ранее, до своего «превращения»).

А будет ли ремонт?

Какую же цель преследуют сегодняшние муниципальные власти, закидывая удочку по поводу концессии «Теплоэнерго» и прикрываясь «диктовками из Москвы»?

Видимо, основная цель — увеличить капитализацию этого и без того «золотого» предприятия. Чем больше капитализация, тем больше возможностей организовать «теплопотери» в виде благотворительности — только уже не по инициативе области, а по инициативе города.

Неизбежное последствие данного нововведения — увеличение тарифа на тепло и горячую воду, который уже сегодня достаточно драконовский. Можно еще поверить в то, что наконец-то будут отремонтированы сети. Но история с «Водоканалом» заставляет относиться к данному аспекту настороженно. Заключив концессионное соглашение, данное предприятие бодро занялось, помимо благотворительности, всяческими излучениями на водопроводных станциях, а замена труб отложена на 2020-й год. В свете скандалов с «захватом» Водоканала городом данные мероприятия могут быть перенесены и на более поздний период.

Что же мы имеем в результате концессии? Особо очищенная вода, за которую мы стали платить больше, проходит по ржавым сетям и течет из крана в таком виде, что мы вынуждены закупать бутилированную. И нет никакой гарантии, что после того, как второе муниципальное ОАО сдадут в концессию, массовые аварии на теплосетях прекратятся.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Андрей Грозин

Руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Сергей Марков

Политолог

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ