18+
понедельник, 27 марта
Экономика

«Я встретил ВАЗ…»

Замковым камнем в архитектуре трудовых протестов ПФО стала Самарская область

  
2511
«Я встретил ВАЗ…»
Фото: Андрей Холмов/ТАСС

Согласно данным различных мониторингов, в регионах Поволжья, как и по всей России, наблюдается рост количества и качества трудовых протестов. Об этом свидетельствуют исследования двух структур — Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР) и Центра социальнло-трудовых прав (ЦСТП).

Причины и следствия

Как говорится в исследовании ЦЭПР, в 2015 году многие предприятия в российских регионах, в том числе градообразующие, провели или анонсировали сокращение персонала. К тому же предприятия теряют из-за кризиса заказчиков, оказываясь под дамокловым мечом банкротства и закрытия. В исследовании упоминается пояснительная записка к проекту постановления правительства России о распределении субсидий. Согласно этому документу, к концу 2015 года более 2,2 тысяч организаций сообщили о сотрудниках, которые работают неполный день или находятся в отпуске по соглашению сторон. По сравнению с январем 2015 года их число выросло почти в два раза.

Другой причиной роста трудовых протестов в минувшем году стала задержка и невыплата зарплат. В этой части в докладе упоминается забастовка строителей моста через судоходный канал в Балакове Саратовской области, о которой в СМИ сообщалось 20 октября прошлого года. Как писала балаковская газета «Суть», около 20 человек из бригады самарских строителей вышли на объект, на котором работали с августа, однако от выполнения своих обязанностей отказались. Вскоре правительство области попытались опровергнуть информацию о рабочем протесте. «Никакой забастовки нет, я сейчас нахожусь на стройке. Все работают в штатном режиме. У министерства перед предприятием задолженности нет, все работы оплачиваются», — сообщил ИА «СарБК» заместитель министра транспорта и дорожного хозяйства области Сергей Плешаков. Однако попытки чиновников сгладить углы классового конфликта между строителями и руководством компании «Волгомост», не помогли. И в октябрьском рейтинге фонда «Петербургская политика» рейтинг устойчивости Саратовской области пошатнулся по сравнению с сентябрьскими данными во многом из-за забастовки в Балаково.

Бастовали и работники самого «Волгомоста». 13 марта этого года в Саратове состоялась акция протеста рабочих предприятия. В связи с задержками заработных плат с декабря работники ПАО «Волгомост» Мостотряда № 8 коллективно приостановили работу в соответствии со 142 статьёй ТК РФ. На 1 марта из 300 человек, оставшихся после сокращения (до сокращения на предприятии работало около 780 человек), более 200 написали заявления о приостановке работы.

Другими крупными протестами стала забастовка на Саратовском заводе автономных источников тока (АИТ), начавшаяся в 4 августа прошлого года. Первоначально о начале протестной акции заявили рабочие цеха № 25. Причиной забастовки стала многомесячная невыплата зарплаты. Впоследствии к ним присоединились работники цеха № 29.

В тот же день, 4 августа 2015 года, областной минпром распространил комментарий, с котором сообщалось о том, что руководство завода погасило 3 млн рублей долгов по зарплате и пообещало до конца недели частично погасить задолженность на 6 млн рублей. Полностью рассчитаться с сотрудниками, которые не получали зарплату с апреля, администрация пообещала в августе и сентябре.

Как отмечает пресс-служба областного отделения ФНПР, проблемы на предприятии начались еще в конце 2008 года. Тогда завод перешёл на неполную рабочую неделю, начались проблемы с задержкой заработной платы. Вновь обострились они к лету прошлого года. В июле 2015 года на встрече профсоюзного актива с губернатором Саратовской области Валерием Радаевым председатель первичной профсоюзной организации Светлана Максимович заявила, что из-за невыплаты заработной платы обстановка на заводе очень напряженная, люди готовы выйти на улицу.

Помимо АИТ недавно полыхнуло и на другом крупном предприятии Саратова — заводе «Контакт», о чем «СП"-Поволжье рассказывала. 11 апреля этого года рабочие завода приостанавливали работу в знак протеста против невыплаты зарплаты. Трудящиеся собирались во дворе завода и обсуждали претензии к руководству. По информации одного из работников, бастовали цеха № 602 и 603 — всего якобы около двухсот человек, из-за того что им не платят с февраля. Однако позже начальству удалось уговорить рабочих приступить к исполнению обязанностей. Через два дня рабочие поставили менеджменту предприятия и региональным властям ультиматум: если в течение 10 дней не будет погашена задолженность, они готовы к более решительным действиям.

Гострудинспекция по Саратовской области со ссылкой на менеджмент «Контакта», первоначально опровергала сообщения о забастовке. Однако шила в мешке утаить не удалось, и уже 25 апреля о «непростой ситуации» на предприятии заявила пресс-служба партии «Единая Россия», чьим видным членом является гендиректор АО НПП «Алмаз», управляющей компании завода «Контакт», депутат облдумы Николай Бушуев.

Однопартийца взялся поддерживать не кто-нибудь, а целый секретарь реготделения «ЕР» Владимир Попков. Он в частности заявил, что задолженность должна быть выплачена «в ближайшее время». «Разбираемся в ситуации, сложившейся на АО „НПП Контакт“. Новому руководству предприятие досталось не в лучшем состоянии. Даже разработанный антикризисный план, как мы видим, не может сразу решить всех проблем. Но есть не просто подвижки, а я бы сказал — прорыв. Зарплаты должны быть выданы в ближайшее время. За этим установлен особый контроль», — сказал Попков.

Региональный разрез

В исследовании ЦЭПР в минувшем году Саратовская область вошла в число субъектов «со средней протестной активностью», наряду с Забайкальским и Приморским краями, Астраханской, Волгоградской, Брянской, Ивановской, Ленинградской, Оренбургской, Омской и Амурской областями, а также республиками Хакасия и Марий Эл. А наиболее «горячими» в плане рабочей борьбы стали регионы, попавшие в «красный пояс» высокой протестной активности: Самарская, Свердловская, Челябинская и Кировская области, а также Пермский край.

Примерно такая же ситуация с протестами вырисовалась и в исследовании ЦЭПР по итогам первых трех месяцев 2016 года. Как сообщает РБК, лидерами по числу трудовых протестов согласно новому исследованию центра, стали Самарская, а также Свердловская и Челябинская области — то есть регионы, где промышленный кластер развит наиболее сильно и, несмотря на разрушительные тенденции 1990-х и 2000-х годов, предприятия реального сектора там работают.

Всего за первые месяцы 2016 года зафиксировано 132 случая трудовых протестов в 57 регионах без учета Москвы и Санкт-Петербурга. По словам руководителя ЦЭПР Николая Миронова, по сравнению с серединой прошлого года трудовых протестов в России стало вдвое больше.

Что касается региональной составляющей протестной активности российских трудящихся, то эксперты ЦСТП отмечают, что самым протестным была и остается Москва (10% от числа всех протестов в стране). За ней следуют Санкт-Петербург и Свердловская область (по 5%), Иркутская область (4%), Приморский, Забайкальский край, Хакасия и опять же Самарская область (по 3%).

Самарская область в мониторинге ЦСТП указана как единственный регион ПФО с высокой протестной активностью в 2015 году (там зафиксировано 13 протестов), в то время как согласно аналитике ЦЭПР красным цветом также обозначены Пермский край и Кировская области. Высокая протестная активность Самарской губернии неудивительна: за последнее время там сильно лихорадит тольяттинский гигант АвтоВАЗ. Как уже отмечалось в «СП"-Поволжье, в связи с «непростой экономической ситуацией», в автограде планируются массовые сокращения.

Массовые протестные акции в Тольятти уже имели место быть за последнее время. Так, 27 сентября минувшего года, в День машиностроителя, около полутора тысяч рабочих тольяттинских предприятий протестовали против массовых сокращений, невыплат зарплат и отсутствия их индексаций. Акцию организовали профсоюз «Единство», при поддержке Самарского стачкома, Революционной рабочей партии и других леворадикальных объединений.

Помимо АвтоВАЗа, в Тольятти кризисная ситуация также сложилась на Волжском машиностроительном заводе, где под угрозой сокращений находятся порядка 1200 рабочих мест. Кроме того имелись задержки зарплат на предприятии «Автовазагрегат», о чём мы подробно писали.

Сдвиг в глубинку

К сожалению, в докладах ЦСТП не проводится детализация трудовых протестов по предприятиям в каждом конкретном регионе, поэтому можно лишь предположить, что в них вошли те трудовые конфликты, о которых мы говорили выше.

Зато в заключении ЦСТП по итогам минувшего года было зафиксирован сдвиг протестов из столиц на периферию. «Теперь можно однозначно говорить, что протестные центры — это периферийные столицы. Это не противоречит выводу о том, демонстративные протесты потеряли свой смысл — в столицах областей и краев тоже сосредоточено немало центров власти», — отмечают эксперты.

Главным свидетельством этого «сдвига» является высокая доля городов областного подчинения, а также муниципальных и сельских образований ниже районного уровня. Доля второстепенных, нестоличных, городов составляет 27%. А 13% приходится на самую глубинку — на малые города районного подчинения и сельскую местность. Иными словами, доля «глубинки» в общем числе протестов составляет 40%, столько же, сколько и доля административных центров.

Главной причиной протестов в 2015 году (48%) по данным ЦСТП стала невыплата зарплаты. Это уровень 2010 года, когда доля таких протестов составляла 52% и с тех пор она на протяжении трех лет только снижалась. В 2014 году протесты из-за неплатежей вновь начали нарастать.

На втором месте по распространенности является политика руководства (40%). Сюда включены протесты, возникающие из-за решений работодателей, которые меняют социально-трудовую ситуацию в сторону ее ухудшения для работников — реорганизация предприятий и организаций, банкротство, изменение технологии и др. По сравнению с 2014 годом протестов по этой причине стало больше, но если сравнивать с более ранними годами, то эта доля осталась без изменений.

Пятая часть протестов была связана с низким уровнем оплаты труда, столько же с увольнениями, предстоящими или уже случившимися. Менее 10% всех акций связано с условиями труда, неблагоприятными режимами работы, отказом администрации предприятий от переговоров. «Это означает, что сохранилась устоявшаяся структура — остаются две главные причины — неплатежи и политика руководства, сохраняются второстепенные поводы — увольнения и низкая зарплата и есть малозначимые — режим, условия труда, принципы оплаты и премирования и т. п. Меняется только соотношение двух главных причин, а значимость остальных причин остается на прежнем уровне», — отмечают эксперты ЦСТП.

В марте 2016 года, по данным экспертов, в России зафиксировано 40 трудовых протестов. Это вдвое больше, чем в среднем за 2008−2014 годы. Всего за три месяца текущего года состоялась 91 протестная акция. Среди прочего, это протесты строителей стадионов, создающихся к чемпионату мира по футболу, в Нижнем Новгороде. «…оказывается, что сам факт выделения денег не гарантирует эффективной организации работ и соблюдения трудовых прав работников. Такие случаи, в последние месяцы, встречаются все чаще и это является своего рода индикатором — если на значимых и престижных объектах творится такое, то чего может происходить на стройках, которые находятся вне фокуса общественного внимания», — заявляют в ЦСТП.

Что касается перспектив трудовых протестов в текущем году, то, как прогнозируют эксперты Центра социально-трудовых прав, в ситуации продолжающегося кризиса, роста безработицы, участившихся случаев неплатежей следует ожидать, что следует ждать как минимум сохранения количества митингов и забастовок на уровне прошлого года.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ