18+
воскресенье, 24 сентября
Культура

«Поколение 20-летних не вернуть!»

Знаменитый режиссер Владимир Грамматиков на фестивале в Уфе рассказал «СП» о вещах, которые его волнуют

  
1546
Владимир Грамматиков
Владимир Грамматиков (Фото: Евгений Рухмалев/ ТАСС)

Год назад заслуженный деятель искусств РФ уже был в Уфе, принимал участие в форуме «Вместе — ради детей!» в рамках проекта «Единой России» «Крепкая семья». В декабре этого года режиссер и актер картин «Усатый нянь», «Шла собака по роялю», «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», «Все наоборот», работавший с такими звездами как Пельтцер, Янковский, Вицин, Куравлев, Проскурин, Харитонов, Машная, Кристиан Бейл и другими, приехал в наш город в качестве почетного гостя и члена жюри II Международного фестиваля национального и этнического кино, с обсуждения которого мы и начали разговор.

И где та семья?

«СП»: — Владимир Александрович, положа руку на сердце — фестиваль представил достойные, на ваш взгляд, фильмы?

— Несомненно. Особенно хороша программа короткометражного кино — есть яркие, запоминающиеся, действительно достойные работы и, соответственно, режиссеры. О полном метре этого сказать, к сожалению, не могу — возможно, отбор должен быть строже. В любом случае фестиваль «Серебряный Акбузат», как и сам по себе вопрос этноса, крайне важен и получился очень ярким. Я узнал много нового о своих соседях за рубежом, ведь после развала СССР мы получили свободу, от которой в итоге разбежались друг от друга. Казалось, что свобода даст новый формат жизни, но результат получился тот, которого не ждали, — замкнутость.

«СП»: — Наверное, и эпоха компьютеров сыграла не последнюю роль?

— Абсолютно так. Ведь в виртуальном мире очень интересно и, что самое главное, удобно. Не нужно ни под кого подстраиваться, создавать и сохранять отношения. Зачем? — когда можно сделать всё, как ты хочешь, сидя перед экраном. Эгоизм процветает, и в первую очередь это касается семьи. Нам становится все труднее принимать и понимать другого человека, институт семьи просто терпит крах, поскольку индивидуализм и собственное восприятие мира превалируют. В стране сегодня много говорится о ценности семьи, но, к сожалению, только говорится — на деле не происходит почти ничего.

Все к лучшему, но нужны деньги

«СП»: — Но вы же делаете — причем всю свою жизнь: создаете детское кино, семейные картины, успешно осуществляете всевозможные детские проекты. «Усатый нянь», «Мио, мой Мио», «Ералаш», «Улица Сезам» — вот откуда в вас столько детства?

— Все получилось довольно интересно — по окончании режиссерского факультета ВГИКа я был распределен на киностудию им. Горького, и мою дипломную работу увидела Татьяна Лиознова. Благодаря ей я получил право на съемку полнометражной картины и снял фильм «Усатый нянь», который прошел на экранах страны с большим успехом и лично для меня оказался знаковым, окончательно «привязав» меня к детской теме. Что касается детства во мне самом — да, я такой (смеется). Думаю, что все это от мамы, именно она заложила во мне эту распахнутость миру. Мама всегда повторяла: «Все, что ни делается, все к лучшему», это было ее девизом, поэтому я просто не мог вырасти другим.

«СП»: — А папа говорил вам: «Не шкодничай, весна всегда покажет, где кто наделал», и со временем вы убедились в справедливости этих слов. А ведь наверняка часто шкодничали в детстве — сужу по правдивости ваших картин о детях?

— Вот откуда вы все знаете?! И про папу, и про… Да, так и было, я был страшным озорником. Все это, конечно, отразилось потом в моих картинах.

СП": — Например, в вашем фильме «Руки вверх», где пацаны, которых опоил препаратом «Балдин» злодей Шито-Крыто, с удовольствием пакостят — все это показано очень правдиво…

— Потому что правдивость, открытость важнее всего. Открытые люди, кстати, гораздо больше защищены, чем замкнутые, разве вы не замечали? И детское кино в создании открытости играет очень важную роль. А сейчас этого жанра в стране практически не существует, эпоха эта ушла, растворилась, как и весь наш кинематограф. Вот смотрите: раньше все шли на Орлову — и это была эпоха. Возможно, сейчас кто-то пойдет на Машкова, но не все. Как такое произошло? На рубеже 80-х — 90-х на российский рынок хлынули зарубежные фильмы и вместе с ними большие деньги, однако они вложены были в развитие чего угодно, но только не отечественного кино.

Детское, семейное кино — в полном забытьи, а ведь оно призвано воспитывать, создавать цельную личность. Нам необходимо возвращать традиции, в том числе семейного просмотра. Возвращаться на фестивали, на международный рынок. Ведь сегодня наши картины не покупают, а раньше с одного фестиваля сразу 13 — 16 стран брали наши сказки. Но тут впрямую встает финансовый вопрос — сегодня, чтобы снять отличный детский фильм, нужны большие деньги.

Уверен, что выстоим

«СП»: — Давайте допустим, что дали достаточно денег, и вы сняли просто суперфильм. Детский. Но как убедить современного ребенка, который помешан на Голливуде, что этот фильм хороший, что его стоит смотреть, что ему наверняка понравится?

— Их — уже нет. Это поколение не вернуть — потому что они в этом не нуждаются. У них свой, сложившийся мир, сейчас нужно обратить внимание на восьми-девятилетних, вот на них мы еще можем повлиять, донести до сознания, что такое крепкая семья, вложить в них понимание того, что близкие люди, семья, друзья — это самое ценное. И не разово вложить, а заниматься этим постоянно, и очень должны стараться в этом родители.

Когда меня пригласили снимать международную картину «Мио, мой Мио» (авторы идеи фильма увидели мою комедию «Шла собака по роялю» и решили, что я именно тот, кто им нужен), мне посчастливилось побывать в доме у Астрид Линдгрен. Я приехал тогда к Бенни Андерссону (бывший солист группы ABBA), который работал над музыкой для этого фильма, и к нам примчался продюсер с вытаращенными глазами: «Астрид Линдгрен приглашает вас в гости!» Выяснилось, что до этого она никого не звала в свой дом, и вдруг — такое внимание. Я очень волновался, боялся, что будет спрашивать о фильме, о котором я пока сам мало знал. И я преклоняюсь перед этой великой женщиной: она не промолвила о картине, которую мы ставили по ее книге, ни единого слова — вместо этого она спросила, с какого возраста я себя помню. Я сказал, что с четырех лет, стал рассказывать о детстве, и через себя рассказал ей о фильме.

«СП»: — Говорят, она до старости принимала участие в детских играх и даже лазила по деревьям, заявив однажды изумленным прохожим, что закон не запрещает этого старушкам. Тем больнее видеть то, что происходит сейчас в Европе, где смешались понятия о семейных ценностях. Что, по-вашему, низвергло Европу в ее нынешнее состояние?

— Европейцы сейчас пожинают плоды своей игры в демократию. Все их кокетство, когда эти страны «искали» свои ценности и в итоге потеряли уже имеющиеся, привело к тому, что мы видим сегодня. Контрсилы всегда пользуются сумятицей, выжидая удобный момент, чтобы вложить в людские головы то, что им нужно. И если раньше я относился к Европе с большим уважением, то сегодня она просто перестала мне быть интересна. И я уверен, что наша страна не докатится до этого, ведь не зря мы пережили столько войн. Мы выстоим.

Жаль, не сняли «Седору»…

«СП»: — Вот вы сказали, что продюсеры «Мио, мой Мио» пригласили вас, увидев картину «Шла собака по роялю». А ведь Токаревой (Виктория Токарева — автор повести «Неромантичный человек», по которой снят фильм) ваша «Собака» совершенно не понравилась…

— Да просто Вика человек такой! Ей нужно все утрировать, доводить до комического абсурда. И здесь ей хотелось комичности, а мне нет — потому что я не собирался смеяться над своими героями. Хотя, признаюсь, поначалу я и сам был в ужасе, когда увидел на экране то, что начали снимать — я хотел совсем не этого. Потом понял, что должен снимать это кино про деревню не как местный житель, а как горожанин, москвич, который впервые приехал на село. И в итоге все получилось.

«СП»: — Большинство ваших картин украшает великолепная музыка Алексея Рыбникова, у вас был удивительный тандем…

— Да, Леша несомненно талантлив, и я очень ему признателен за его труд. Тем не менее, мы расстались: когда я собрался снимать «Сестричек Либерти», он заявил, что теперь работает только через агента. После стольких лет сотрудничества… Конечно, мне жаль, ведь у нас в планах была еще «Седора Дункан» (именно так!), которую мы решили снять после успеха «Хоакина Мурьеты». Да и вообще, думаю, многое еще могли бы создать в союзе.

«СП»: — Впереди Новый год, семейный праздник. Наверняка и отмечать собираетесь с семьей?

— Да, уже с женой планируем — возможно, будем праздновать не дома, уедем. Раз уж речь зашла о семье, похвалюсь — недавно у меня появился правнук! Внук Никита подарил нам Матвея. Между прочим, я очень хороший дед — и это при том, что отцом был так себе, все времени не хватало на сыновей (сыновья Егор Грамматиков, кинорежиссер, и Николай, юрист). Я еще не знаю, каким я буду прадедом, но очень надеюсь, что не самым плохим. По крайней мере, буду стараться.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Александр Пасечник

Глава аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Погребинский

Директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ