18+
вторник, 17 октября
Культура

Сбежать от моря, чтобы плавать в луже

Дневник «Саратовских страданий». Часть 2

  
507
Сбежать от моря, чтобы плавать в луже
Фото: ГТРК-Саратов

XII международный телекинофестиваль документальной мелодрамы «Саратовские страдания», который проходил с 29 октября по 2 ноября, по традиции стал одним из главных культурных событий года в Саратове. За несколько дней в рамках кинофорума, прошли десятки различных мероприятий — показы конкурсных и внеконкурсных фильмов, выставки, мастер-классы, лекции, не говоря уж о дискуссиях гостей и участников фестиваля в формате кофе-брейков. Корреспондент «Свободной прессы» постарался посетить как можно больше мероприятий «СарСтрада» и запастись набором впечатлений от увиденного и услышанного. Итак — вторая часть фестивального дневника.

***

31 октября показы конкурсных работ в Нижне-Волжской студии кинохроники начались с серьёзного социального блока. К слову, в этом году фестивальная программа отличалась от прошлых лет сильным креном в эту сторону: поиски характеров героев лент происходили на фоне жёсткой, зачастую просто жестокой и убийственной панорамы эпохи. Это касается как России, так и зарубежья. Одним из немногих исключений стал, пожалуй, получасовой фильм Михаила Бушкова «Вчерашний день», рассказывающий про таксиста Сергея. Его привычную трудовую повседневность, извиняюсь за каламбур, «ломает» перелом руки. И вот Сергей предаётся воспоминаниям: оказывается, четверть века у него была видеокамера, да и планы на жизнь существовали совсем другие, нежели то, как вышло в реальности. Никаким шофёром главный герой быть не хотел, а планировал стать оператором. Картина, снятая по классическим канонам русской документалистики (Михаил Бушков — выпускник школы Марины Разбежкиной и Михаила Угарова), является своеобразным примером современного «производственного кино». Если в советские годы этот жанр почти всегда сопрягался с благодарно-величественным образом сталеваров и хлеборобов, шахтёров и доярок, то сегодня, когда социального заказа на фильмы о рабочих профессиях, к сожалению, нет, режиссёры прибегают к методу не «богостроительской» фиксации гегемона, но к передаче внутреннего мира, эмоций и переживаний.

В «Саратовских страданиях» в прошлые годы участвовал целый ряд аналогичных картин — «Таня 5-я» Дмитрия Кубасова (про таксистку, кстати), «Вооружён и не очень опасен» Анастасии Винокуровой (про сантехника), да и в этот раз таких работ можно выделить целый ряд. К примеру, добротная и очень серьёзная картина Елены Отрепьевой «Ребалда» про семью собирателя ламинарии в Белом море. Главный герой и его коллеги (в основном это бывшие заключённые) работает в рабских условиях, получая гроши за адский труд. Как рассказала автор картины, идея родилась во время посещения Соловков, где раньше располагались лагерь особого назначения, с историей которого, как известно, недавно поработал Захар Прилепин в своём романе «Обитель». Тема Соловецкого лагеря в фильме Елены Отрепьевой проходит красной нитью кинохроники, мастерски вмонтированной в лаконичный сюжет.

Но «Ребадла» это далеко не только кино о профессии, оно больше о проблеме нового рабства в современном обществе, подчёркнутого стигматами неравенства. На оторванном от внешнего мира острове электричество подаётся раз в несколько дней, работники живут в убогих бараках, а их орудия не меняются уже, наверное, век. На этом фоне авторы картины приходят в столичный салон красоты, работники которого оглашают высокие цены на процедуру обёртывания «белых женщин» листьями морской капусты.

Фото: ГТРК-Саратов

***

Близкая по смыслу к «Ребадле» картина «Потерянная земля» Дарьи Федяевой — это немного эстетская, но очень зубодробительная история про семейную пару последних жителей посёлка Беринговский в Чукотке. Работа полна эффектных и сильных метафор: герои сжигают личные вещи под оду «К радости» Бетховена, выпускают голубей из мешка, выкидывают чугунные батареи из окон. Жизнь на отшибе цивилизации (точнее в параллельном с ней миром) показывает колоритная по части «свинцовых мерзостей» работа Ольги Привольновой «Звизжи». Так называется село в Калужской области, неподалёку от которого проходит модный фестиваль Арт-стояние.

— Звизжи — место жительства Вальки, Людки, Женьки и шестидесятилетней «куколки» Наташки. «Куколка» живет с отсидевшим за убийство Валеркой потому, что тот умеет чинить электрическую проводку. Сам Валерка ходит ночевать к Женьке. А Валька, бывшая нянечка Людки, теперь распивает с ней технический спирт в огороде.

— Звизжевцы знают о жизни все! — рассказывает о своей работе Ольга Привольнова, которая за время работы в буквальном смысле инсталлировалась в жизнь своих героев — забытых всеми деревенских жителей, диссонирующих с заезжими хипстерами и прочими творческими бездельниками — участниками проходящего каждый год неподалёку фестиваля «Арт-стояние». Как рассказывает Ольга, изначально она собиралась снять кино исключительно про модный фестиваль, но в какой-то момент познакомилась с «аборигенами» и решила, что без них кино не выйдет. Во время обсуждения фильм «Звизжи» Привольнова рассказала, что ей приходилось общаться со своими героями так, что те уговорили её выпить с ними крепких напитков, а в момент вечных своих разборок с сожителем одна из героинь даже стала ревновать его к режиссеру. Символизм: фильм «Звизжи» получил награду «За самое точное попадание в жанр» от киноклуба «Волшебный фонарь», которая, как рассказал директор Нижне-Волжской студии кинохроники Андрей Наймушин, представляет собой фарфоровое изваяние парня с гармоникой, куда залита самогонка.

В ряд работ, работающих с болевыми точками, можно отнести фильм «В погоне за мечтой» Ким Лонгинотто — картину-репортаж про бывшую проститутку из Чикаго, пытающуюся заниматься помощью женщинам, оказавшимся в сетях сексуального рабства и полуторачасовую сагу Казима Оз «Однажды». Последний фильм — это очень серьёзная работа, в подробностях повествующая про забитых национальной сегрегацией и капитализмом турецких курдов, которые, как герои «Ребадлы», ездят на сезонные работы: возле Анкары, под палящим солнцем выращивают в полях салат-латук посыпая его вредными удобрениями. Длинный метр картины вовсе не означает, что фильм затянут — напротив, за 90 с лишним минут складывается ощущение недосказанности ещё многих вещей, помимо трудовых будней, полных бесправия и боли, а также любовной истории, чуть не обернувшейся трагедией. Главная заслуга фильма «Однажды» в том, что авторы наглядно, в деталях описывают социальное неравенство, а картина закольцовывается кадрами, снятыми камерой положенной в корзину гипермаркета, куда падает уже готовая продукция, произведённая героями. Эдакой метафорой на тему отчуждения в духе не позднего, но раннего Маркса.

Ещё в ряд «социально-политических картин», представленных в конкурсной программе двенадцатых «Саратовских страданий», со всей ответственностью стоит отнести фильм ливанских кинематографистов Адека Дакессиана и Фараха Набоулси «Учимся плавать». Это 22-минутная зарисовка о жизни малолетних сирийских беженцев, живущих в лагере в Иордании. Главные герои, глазами которых фильм «Учимся плавать» смотрит в мир, не плачут и не говорят о «гуманитарных бомбардировках», обрушившихся на их головы, не жалуются на беспредел со стоны исламистских террористов, они жалеют разве что о том, в каких красивых городах они когда-то жили, о друзьях и играх… А, главное — даже не переживания, но сиюминутные радости: один из героев хвастается, что не так давно он научился плавать в луже, чего не смог в мирное время, когда ездил с родными на море.

***

Наряду с «Учимся плавать», «детская тема» звучала в специальном блоке из двух фильмов, связанных с проблемами инклюзивного образования — это российская картина Ольги Арлаускас «Свои не свои» и французская работа Джонатана Достарта Хензински «Улисс в компании». Обе ленты повествуют об опытах совместного обучения «обычных» детей и тех, у которых имеются особенности в развитии. В Европе этой проблеме уделяется большое внимание, и большинство детей-инвалидов не только учат жить в обществе на равных, но и создают удобную среду, примером чего стал эксперимент в колледже Ламартин — дети из нескольких классов ставят кукольный спектакль по мотивам Одиссеи Улисса, учась жить и преодолевать трудности в манере эпического театра. У нас же с правами детей-инвалидов имеется масса проблем. Хоть инклюзивное образование прописано в законодательных актах, финансирование соответствующих программ и работы тьюторов (людей, присутствующих с детьми с отклонениями на занятиях) осуществляется не из бюджета, а за счёт родителей. К тому же консервативные «коррекционные» методики образования стигматизируют потенциально талантливых ребят, превращая их в изгоев, за которыми закрепляется оскорбительный статус выходцев из «дебильных школ». Всё это, по большому счёту обусловлено господствующими настроениями в обществе, где слово «толерантность» считается ругательством, а ксенофобское презрение к любой инаковости — нормой. Это подтверждают и результаты социологических исследований, согласно которым большинство населения выступает против совместного обучения. Фильм Ольги Арлаускас пытается показать на конкретных примерах, что дети с различными заболеваниями и отклонениями при грамотной образовательной политике и позиции родителей могут быть полноценными членами общества, которое их отвергает. Но недостаток картины в его некоторой однобокости: показаны лишь положительные примеры, а про все остальные говорят лишь сухие цифры, хотя не так давно Иван Твердоский-младший заполнил эту нишу сняв нашумевшую игровую ленту «Класс коррекции».

Фото: ГТРК-Саратов

Как бы продолжением этой темы стала картина «Дух в движении», снятая целым коллективом молодых авторов: Софией Гевейлер, Юлией Бывшевой и Софией Кучер. Это первый в истории официальный параолимпийский фильм, созданный после параолимпиады-2014 в Сочи. Статус картины (кино снято при поддержке российского и мирового спортивного официоза) определяет её несколько глянцевый формат, с обилием высочайшего качества и красоты анимационных вставок и кадров в лучших традициях документального кино BBC. Сюжет фильма не столько про параолимпийские игры, сколько про спортсменов-инвалидов, которые превозмогли недуги и ограничения, став сильными духом и телом. И это важный момент: в условиях ура-патриотического угара авторам ленты удалось во многом избежать казённого пафоса и направить имеющееся в распоряжении богатство возможностей на изображение историй героев и пути в спорт. Как отмечают авторы ленты, перед ними стояла задача — выбрать спортсменов со всех концов света и с разными причинами инвалидности (у кого-то возможности ограничены врождённо, у кого-то вследствие болезни, а кто-то стал инвалидом от прежнего разрушительного образа жизни), с чем они успешно справились.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Виктор Аксючиц

Философ и публицист

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ