18+
четверг, 19 января
Культура

Восемь историй любви

И девять писем Цветаевой

  
358
Восемь историй любви
Фото: автора

В прошлом году эти ребята из проекта уфимского «Игры разума» замахнулись на Булгакова нашего на Михаила — поставили «Мастера и Маргариту», назвав эксперимент масштабным театральным квест-перформансом. Тогда было такое же перемещение зрителя в пространстве, причем совершенно реальное и потому пока непривычное для нас здесь, вдали от столицы — переход от площадки к площадке сначала по гулким коридорам и лестницам, затем от одной сцены к другой.

Мне от тебя так женственно, так нежно…

И вот новый проект режиссера Регины Ибрагимовой и продюсера Алексея Киселева «Ночные дневники», объединивший «Флорентийские ночи» Марины Цветаевой и «Дневники обольстителя» датского философа Сёрена Кьеркегора. Любовь глазами мужчины и женщины — о, какая же она разная! Восемь отчаянных историй в разных сценах. Ода влюбленности, признаниям, отказам, радости и печали. И еще — ода влюбленности режиссера и сценариста в Марину Цветаеву: так уж вышло с самого детства, с тех пор как Регина впервые открыла томик ее стихов.

Девять писем, которые поэтесса писала из Германии своему возлюбленному Абраму Вешняку, воплотились в постановке в образах четырех женщин: Рацио, Душа, Тело и СверхЯ — героини эти проживают на сцене (точнее, на сценах) около двадцати лет жизни, все на уровне ощущений. Им отвечают мужчины — Музыкант, Танцор, Художник и Писатель, ответы их взяты из «Дневников обольстителя».

И ничего не изменилось за те сто лет, на которые Кьеркегор жил раньше Цветаевой. Не меняется и сейчас, и не изменится никогда: в любви всегда кто-то ведет, а кто-то зависим. В монологах женщина открывает себя всю, невольно обнажая слабые свои стороны, свою зависимость от мужчины, от его внимания, от его любви. Четырехликий обольститель же совсем не так прост, и иногда хитер, а порою и беспощаден необыкновенно.

Но мотылек всегда летит на огонь.

Есть люди страстей, ощущений/ А он — человек дуновений

Меняются площадки и монологи, зритель — пока что речь о генеральном прогоне — идет за теми героями, которые больше зацепили, чтобы увидеть дальнейшее развитие сюжета. Я пошла за Музыкантом — его неприкрытый цинизм, смешанный с раздражением к героине, требующей любви, извечность выяснения их отношений, что и говорить, задевают за живое.

«Куда все делось?» — вопрошает влюбленная в Музыканта женщина-Тело, она же Светлана Мальцева.

«Зачем мы вообще все это обсуждаем?» — отмахивается тот.

Казалось бы, все яснее ясного. Но нет, женщина не хочет верить — ведь было же! — и в полном отчаянии произносит: «Ты дал мне столько страданий, столько боли… Дай мне Бог никогда ни на что не надеяться…».

«Вот что со мной не так?» — обращается Музыкант уже к Рацио (Анна Шадрухина). И слышит в ответ: «Всё дело — в пустоте…».

Словом, герой, точнее антигерой-Музыкант в исполнении Олега Самсонова получился донельзя убедительным — об этом я и сообщила актеру после прогона (кстати, в перформансе нет профессионалов — часть ребят перешла из прошлого проекта, остальные отбирались по кастингу).

Олег улыбается:

— Все считают, что мой герой отрицательный — а для меня он положительный…

— ???

— Ну да — он ведь честный. Не создает ненужных условностей и границ и говорит всё как есть!

— И получается такая честность через цинизм и порою даже жестокость.

— Отчасти это так. Но я все же постарался вложить в него позитив…

Любовь: сначала всегда, потом никогда

«Что такое тоска? Этот душевный мрак, эта тьма? Плохие поэты рифмуют на это — «тюрьма!» — это уже рефлексия датчанина Кьеркегора. Рацио откровенничает с Писателем (Данил Немчинов): «Я хочу, чтобы ты любил меня всю, какая я есть». Он: «Увы, я лишь интересный собеседник, а ты предмет моей беседы». «Предмет???» — отшатывается героиня. И горько заключает: «Любовь — ее первое слово «всегда», последнее — «никогда».

В зеркальной ситуации разумная СверхЯ в исполнении режиссера Регины Ибрагимовой говорит Художнику (Радмир Шаяхметов): «Я только в самом начале любви к тебе. Я чувствую, что ничего не хочу опережать». И здесь уже зависим Он: «Полюбить другую для меня невозможно. Моя душа полна одной тобой»…

В финальной части спектакля женская рука режиссера особенно ощутима: все четыре пары здесь, чередуясь, встречаются, и все — с одинаковым результатом: мужчина помнит женщину (мы встречались, не узнаёте?), а та всякий раз заявляет: я решительно вижу вас впервые!

Произнося, однако, оставшись, в пустоту: «Если вы не забыли меня так, как я забыла вас, то это лишь потому, что вы не болели мной так, как болела я вами…».

Ох, чувствую, после таких реверансов у любого мужчины возникнет-таки вопрос: так чего же, леший их забери, в конце-то концов хотят женщины???

… А «Дневники» между тем живут ожиданием премьеры — показ состоится 24 апреля. Причем несколько раз за вечер — столько, сколько будет нужно зрителю.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Борис Шмелев

Политолог

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ