18+
пятница, 28 июля
Культура

Восемь историй любви

И девять писем Цветаевой

  
360
Восемь историй любви
Фото: автора

В прошлом году эти ребята из проекта уфимского «Игры разума» замахнулись на Булгакова нашего на Михаила — поставили «Мастера и Маргариту», назвав эксперимент масштабным театральным квест-перформансом. Тогда было такое же перемещение зрителя в пространстве, причем совершенно реальное и потому пока непривычное для нас здесь, вдали от столицы — переход от площадки к площадке сначала по гулким коридорам и лестницам, затем от одной сцены к другой.

Мне от тебя так женственно, так нежно…

И вот новый проект режиссера Регины Ибрагимовой и продюсера Алексея Киселева «Ночные дневники», объединивший «Флорентийские ночи» Марины Цветаевой и «Дневники обольстителя» датского философа Сёрена Кьеркегора. Любовь глазами мужчины и женщины — о, какая же она разная! Восемь отчаянных историй в разных сценах. Ода влюбленности, признаниям, отказам, радости и печали. И еще — ода влюбленности режиссера и сценариста в Марину Цветаеву: так уж вышло с самого детства, с тех пор как Регина впервые открыла томик ее стихов.

Девять писем, которые поэтесса писала из Германии своему возлюбленному Абраму Вешняку, воплотились в постановке в образах четырех женщин: Рацио, Душа, Тело и СверхЯ — героини эти проживают на сцене (точнее, на сценах) около двадцати лет жизни, все на уровне ощущений. Им отвечают мужчины — Музыкант, Танцор, Художник и Писатель, ответы их взяты из «Дневников обольстителя».

И ничего не изменилось за те сто лет, на которые Кьеркегор жил раньше Цветаевой. Не меняется и сейчас, и не изменится никогда: в любви всегда кто-то ведет, а кто-то зависим. В монологах женщина открывает себя всю, невольно обнажая слабые свои стороны, свою зависимость от мужчины, от его внимания, от его любви. Четырехликий обольститель же совсем не так прост, и иногда хитер, а порою и беспощаден необыкновенно.

Но мотылек всегда летит на огонь.

Есть люди страстей, ощущений/ А он — человек дуновений

Меняются площадки и монологи, зритель — пока что речь о генеральном прогоне — идет за теми героями, которые больше зацепили, чтобы увидеть дальнейшее развитие сюжета. Я пошла за Музыкантом — его неприкрытый цинизм, смешанный с раздражением к героине, требующей любви, извечность выяснения их отношений, что и говорить, задевают за живое.

«Куда все делось?» — вопрошает влюбленная в Музыканта женщина-Тело, она же Светлана Мальцева.

«Зачем мы вообще все это обсуждаем?» — отмахивается тот.

Казалось бы, все яснее ясного. Но нет, женщина не хочет верить — ведь было же! — и в полном отчаянии произносит: «Ты дал мне столько страданий, столько боли… Дай мне Бог никогда ни на что не надеяться…».

«Вот что со мной не так?» — обращается Музыкант уже к Рацио (Анна Шадрухина). И слышит в ответ: «Всё дело — в пустоте…».

Словом, герой, точнее антигерой-Музыкант в исполнении Олега Самсонова получился донельзя убедительным — об этом я и сообщила актеру после прогона (кстати, в перформансе нет профессионалов — часть ребят перешла из прошлого проекта, остальные отбирались по кастингу).

Олег улыбается:

— Все считают, что мой герой отрицательный — а для меня он положительный…

— ???

— Ну да — он ведь честный. Не создает ненужных условностей и границ и говорит всё как есть!

— И получается такая честность через цинизм и порою даже жестокость.

— Отчасти это так. Но я все же постарался вложить в него позитив…

Любовь: сначала всегда, потом никогда

«Что такое тоска? Этот душевный мрак, эта тьма? Плохие поэты рифмуют на это — «тюрьма!» — это уже рефлексия датчанина Кьеркегора. Рацио откровенничает с Писателем (Данил Немчинов): «Я хочу, чтобы ты любил меня всю, какая я есть». Он: «Увы, я лишь интересный собеседник, а ты предмет моей беседы». «Предмет???» — отшатывается героиня. И горько заключает: «Любовь — ее первое слово «всегда», последнее — «никогда».

В зеркальной ситуации разумная СверхЯ в исполнении режиссера Регины Ибрагимовой говорит Художнику (Радмир Шаяхметов): «Я только в самом начале любви к тебе. Я чувствую, что ничего не хочу опережать». И здесь уже зависим Он: «Полюбить другую для меня невозможно. Моя душа полна одной тобой»…

В финальной части спектакля женская рука режиссера особенно ощутима: все четыре пары здесь, чередуясь, встречаются, и все — с одинаковым результатом: мужчина помнит женщину (мы встречались, не узнаёте?), а та всякий раз заявляет: я решительно вижу вас впервые!

Произнося, однако, оставшись, в пустоту: «Если вы не забыли меня так, как я забыла вас, то это лишь потому, что вы не болели мной так, как болела я вами…».

Ох, чувствую, после таких реверансов у любого мужчины возникнет-таки вопрос: так чего же, леший их забери, в конце-то концов хотят женщины???

… А «Дневники» между тем живут ожиданием премьеры — показ состоится 24 апреля. Причем несколько раз за вечер — столько, сколько будет нужно зрителю.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ