18+
четверг, 23 марта
Культура

«Власти не надо лезть в искусство!»

Сергей Пускепалис о запретах и «полицейских методах», амплуа ресторатора и многом другом

  
554
«Власти не надо лезть в искусство!»
Фото: автора

Как мы уже рассказывали, в Саратове проходит XII международный телекинофестиваль документальной мелодрамы «Саратовские страдания». В этом году председателем жюри кинофорума стал знаменитый актёр и режиссёр Сергей Пускепалис, который тесно связан с Саратовом — здесь Сергей Витауто учился в театральном училище на курсе Юрия Киселёва, а также играл свои первые роли на сцене возглавляемого Юрием Петровичем Театра юного зрителя. В этом году на экраны вышел фильм «Клинч», ставший дебютом Пускепалиса, как кинорежиссёра. Художественная лента, снятая по сценарию другого известного саратовца — драматурга Алексея Слаповского — рассказывает о школьном учителе и его злоключениях после неожиданной встречи с незнакомкой. Организаторы «СарСтрада» решили сделать саратовскую премьеру «Клинча» фильмом закрытия фестиваля, а корреспондент «Свободной прессы» пообщаться с председателем жюри конкурса и задать несколько вопросов о Саратове, свободе творчества и влиянии различных амплуа на творческую карьеру Сергея Пускепалиса.

— Как вы признались в одном интервью, в Саратове Вы пережили 90-е годы. Насколько город изменился с тех пор, как Вы переехали отсюда?

— Что касается изменения города, то мне кажется, как и вся наша страна, которая, я надеюсь, меняется в лучшую сторону, и Саратов развивается определёнными темпами. Что-то меняется, что-то перестраивается — нормальная тенденция. Сказать, что я уехал из одного города и вернулся в другой, не могу. Это такой же Саратов, со своей аурой. Здесь у меня много друзей, здесь у меня много близких. В Саратове прошла моя юность…

— На ваш взгляд, может ли кино и театр в узком смысле, а в широком — искусство вообще, менять мир к лучшему? Ставите ли вы как актёр и режиссёр перед собой эти цели?

— Это очень серьёзный вопрос, но у меня на него очень простой ответ: искусство, театр и всё, что связано с тем, чтобы напомнить человеку о его в первую очередь человеческом значении, о его избранности, скажем так. О том, как ему (точнее — нам всем) в это хочется верить. Именно в этом роль и удел искусства. Если искусство этими вопросами не занимается, значит это не искусство.

— Как вы относитесь к тому, что деятели искусства протаскивают в свои произведения те или иные острые социальные и в особенности политические темы? Стоит ли художнику акцентировать на этих вопросах внимание?

— Естественно. Тут я продолжу ответ на предыдущий вопрос, где я, наверное, не проговорил про то, что у искусства есть ещё одна важная цель — лишать всех нас страха перед окружающим миром, перед действительностью. Древние люди рисовали мамонтов и изображали охоту за ними ради того, чтобы, на мой взгляд, в действительности не было страшно за ними охотиться и добывать себе пищу. Также и сегодня: нужно ставить острые вопросы для того, чтобы определиться, понять, не уходить он них, чётко осознавать своё отношение к ним и, самое главное, не бояться. Мне кажется, это одна из основных функций искусства во все времена.

— Существует ли в современном российском обществе проблема свободы творчества и самовыражения?

— Недавно была известная проблема в Новосибирске. Мне кажется, что она была создана искусственно. Вся эта история стала очень показательной, поскольку она определила ту грань, за которую нельзя переходить власти.

— Вы имеете в виду скандал с «Тангейзером»?

— Да, я имею в виду ситуацию с оперой «Тангейзер», которую в декабре 2014 года на сцене Новосибирского театра поставил мой товарищ, режиссёр Тимофей Кулябин. Это была очень показательная история: власть, я надеюсь, поняла, что не надо лезть в искусство, как и работники культуры, тоже надеюсь, поняли, что такие вопросы надо решать как-то по-другому, не в виде скандала и не топорным методом. Диалог должен существовать в любом случае.

— На открытии фестиваля «Саратовские страдания» после показа фильма Герца Франа и Марии Кравченко «На пороге страха» возникла дискуссия по довольно серьёзному вопросу: стоит ли «очеловечивать» террористов, применительно к картине — израильского праворадикала, который 20 лет назад убил премьер-министра Ицхака Рабина. Кстати, в Израиле этот фильм почти запретили. Во всяком случае, на фестивале документального кино в Иерусалиме, несмотря на протесты кинообщественности, не дали проводить показ на главной площадке мероприятия.

— Полагаю, они зря это сделали, поскольку этот фильм совершенно чётко определяет позицию нормального человека в отношении данного конкретного факта. Есть разные факты, и отношение к ним должно носить не какой-то полицейский, запретительский характер, а человеческий. Та дискуссия, которая возникла на открытии фестиваля «Саратовские страдания» даже не была, собственно говоря, дискуссией. Это был обмен мнениями, а серьёзной полемикой там и не пахло. Просто один человек высказал позицию, начал выступать в том ключе, что не надо так показывать. Но он также, как и героиня этого фильма (репатриантка из России Ларисы Тримвоблер, которая развелась со своим мужем и вышла замуж за находящегося на пожизненном заключении террориста Игаля Амира, — прим. авт.) занимается собой.

— Лет десять назад Вы делали постановку по пьесе Алексея Слаповского «Клинч». Кино с одноимённым названием сильно отличается от вашего театрального детища?

— Отличается кардинально, по выбору изобразительных средств. То театр, а это — кино. Разные меры условности, но смысл и содержание остались прежними.

— Фильм «Клинч» по Вашему — это кино о проблемах образования, о судьбах российской интеллигенции, о старых-добрых отношениях отцов и детей или о чём-то другом?

— Это фильм о совести. Это самая главная тема хорошего русского писательства и любой литературы, как и любого визуально изображённого произведения.

 — С Алексеем Слаповским вы работаете уже лет пятнадцать, если не больше, ставя на сцене, а теперь и экранизируя его произведения. Ваш тандем сложился из-за того, что и Вы, и Алексей Иванович имеете отношение к Саратову и знакомы с того периода, когда жили в нашем городе, или по какой-то другой причине?

— С саратовских времён мы, конечно, знакомы. Я играл в спектакле «Шнурок», который делал по пьесе Алексея Ивановича Володя Яценко, ныне умерший. А потом нас со Слаповским сблизила Москва, а именно Пётр Фоменко. Когда я учился в Российской академии театрального искусства, Пётр Наумович вел у меня семестр современной драматургии, где я выбрал и поставил пьесу Алексея Ивановича «Двадцать семь». С того времени у нас уже началось конкретное сотрудничество.

— Задам несколько провокационный вопрос, который не могу не задать. Несколько лет назад Вы открыли в Москве в районе Чистых прудов ресторан «ГСМ». Как обстоят у Вас дела как у ресторатора? Как ощущаете себя в этом амплуа?

— Увы, но ресторан уже «накрылся»… Произошло это ещё год назад — не выдержали мы некоего кризиса. Но я не могу говорить плохо об «амплуа ресторатора». Это было и было. Это обогатило меня новым опытом, так что даже закрытие ресторана «ГСМ» я воспринимаю с определённым оптимизмом.

— И после этого Вы решили взяться с новыми силами за кинематограф уже как режиссёр?

— Да, я по-новому открыл для себя мир кино. Вроде бы, как я понял, этот мир меня принял, так сказать зачислил и узаконил. За фильм «Клинч» уже есть кое-какие призы. Так в сентябре в Смоленске на VIII Всероссийском кинофестивале актёров-режиссёров «Золотой Феникс» я получил награду за лучший дебют. Потом в Благовещенске на серьёзном фестивале «Амурская осень» мне дали приз за режиссуру — «Золотой журавль».

— Есть ли у Вас новые планы как у кинорежиссёра и не приоткроете ли секрет своих творческих идей в этом направлении?

—  Планы есть, но делиться ими не буду. Как говорится, хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах.

Читайте также

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Никита Кричевский

Доктор экономических наук

Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ