18+
среда, 18 января
Культура

«Могу подыграть и под «Раммштайн»!

Первая скрипка национального оркестра — о музыке, эльфах, футболе и необходимости хулиганства

  
370
Ильшат Муслимов
Ильшат Муслимов (Фото: автора)

Вот есть же, есть люди, которыми хочется гордиться! Ильшат Муслимов, солист и концертмейстер Национального симфонического оркестра Республики Башкортостан, успевает побеждать во всевозможных всероссийских и международных музыкальных конкурсах, при этом любит спорт, играет в футбол, увлекается альтернативной музыкой… Перехватить музыканта, спортсмена и просто красавца удалось на бегу, между репетициями и предстоящим выступлением.

Дотянуться до облака

— Очень интересно было наблюдать вас на одном из концертов в дуэте с Максимом Емельянычевым, совершенно безумным — в самом хорошем смысле слова — молодым столичным дирижером, и чувствовалось, что вы в абсолютной эйфории от его экспрессивности. Такое было ощущение, что вы «спелись», слились на одной волне…

— В первую очередь это «вина» Макса! Мы действительно «поймали волну» — вы же видели, какой он, он на этой волне просто живет. Это же не человек, это творческая субстанция! Нас тут в провинции нужно постоянно подгонять, а Максим — это такое летящее облако, к которому приобщаешься. Когда играли, было даже ощущение, что если подойти и попытаться дотронуться до него, рука пройдет мимо. Макс не просто дирижирует, он парит, порхает над всеми (Ильшат встает, изображая М.Е.) Его можно сравнить с эльфом, он и вправду удивительный, точно не отсюда.

— Вас можно назвать первой скрипкой саммитов ШОС и БРИКС — ведь именно вы их открывали прошедшим летом…

— Получается, что так! На меня и моих коллег из Национального симфонического оркестра была возложена большая ответственность — украсить эти столь значимые для всего мира события своим выступлением. Особенно порадовало то, что я играл для зрителей одно из моих самых любимых произведений — интермеццо для скрипки соло и оркестра из оперы «Таис» Массне, наиболее известное как «размышление» — иногда его еще называют «медитацией».

Музыка радует, звукоподражательство — огорчает

— Между тем в круге ваших интересов — не только академическая музыка: вы поклонник творчества Виктора Цоя и группы «Кино», что несколько неожиданно. Откуда это?

— Ну, в мире существуют гораздо более удивительные вещи, так что не такой уж это нонсенс. Я люблю музыку вообще, в целом, какая бы она ни была — если она настоящая. И не устаю говорить о том, что сейчас идет повальное увлечение не созданием музыки, а каким-то звукоподражательством, что откровенно огорчает. Как уже сказал, меня интересуют различные течения, нравится рок, в том числе тяжелый — если что, могу подыграть под «Раммштайн». Люблю творчество The Doors, Queen- все это настоящее и вызывает сильные эмоции; слушая их, иногда сажусь за клавиши, играю, пою вместе с Моррисоном и Меркьюри.

Что касается Виктора Цоя и моего особого отношения к нему — пожалуй, это идет из детства, именно тогда его песни произвели на меня сильнейшее впечатление. Прекрасно помню его приезд в Уфу в 1990-м, в год гибели певца, которая потрясла в то лето многих…

Моя мама уникально исполняет народные песни, какое-то время танцевала в ансамбле Файзи Гаскарова, она доктор филологических наук и вообще удивительный человек — но, к сожалению, не очень любит творчество группы «Кино», а вот со мной Виктор Цой всегда рядом — слушаю его, когда бывает плохо, иногда подыгрываю на скрипке. Между прочим, тот же «Начальник Камчатки» в соответствующей обработке может зазвучать очень мощно — как полноценная оркестровая пьеса.

— Чье творчество оказало и продолжает оказывать на вас наиболее сильное влияние? Кто из композиторов особенно любим?

— Люблю Баха — это философ, он «заряжает», подпитывает, заставляет задуматься. Для вдохновения — Вивальди, кое-что из Прокофьева. Французы тоже в этом списке — Массне, которого я уже упоминал, вообще композиторы-импрессионисты. Если же говорить о кумирах, то для меня это, бесспорно, Паганини.

Возвращаясь к Цою, скажу, что он для меня не кумир, а явление, причем совершенно уникальное, это не просто внешний пафос, вздернутый подбородок и связанная именно с этим харизма. Для меня Цой — это «Начальник Камчатки», раннее, еще не коммерческое «Кино». В сборнике песен и стихов «Музыка волн, музыка ветра» есть коротенький сюрреалистичный рассказ Цоя, в этом рассказе — весь он, его понимание мира, самоощущение, и я, в свою очередь, нахожу здесь и себя…

Все это мне очень близко, и когда не хватает слов, так и говорю: это из категории «чувствую — понимаю — не могу объяснить»… Хотя, конечно, я вполне допускаю, что со временем кумиры вполне могут поменяться — скажем, это будет какой-то из Далай-лам или Мухаммад.

В школьные годы валял дурака

— Позволяете ли вы себе «похулиганить», отойти от академичности в исполнении на своих выступлениях?

— Иногда позволяю. Опять-таки — смотря что играю. Я, например, не представляю, как можно озорничать под Баха. А вот Моцарт — это другое дело, тут можно немножко «поиграться»! Или «Танец эльфов» Баццини — здесь хулиганить не только можно, но и нужно — само название обязывает это делать.

— Вот я смотрела, как вы исполняли «Шехеразаду» Римского-Корсакова — ваша принадлежность музыке ощущается прямо-таки на физическом уровне. Скрипачи, по-моему, вообще самый страстный народ в мире музыки. А реакция зала в этот момент волнует или вы уже где-то не здесь?

— Скорее второе. Реакция зала очень важна, но на нее переключаешься, когда уже сыграна, допустим, первая часть — здесь уже смотришь на зрителя и идет обмен эмоциями, как правило, положительными. Хотя истории известны и другие случаи — во время очередных гастролей в Израиле в 1953 году всемирно известный Яша Хейфец включил в свою программу Скрипичную сонату Рихарда Штрауса, который рассматривался многими израильтянами как нацистский композитор, и его произведения в Израиле были неофициально запрещены — так же, как и произведения Рихарда Вагнера. Правительство страны попросило изменить программу, но Хейфец отказался, заявив: «Музыка выше этих факторов». В итоге на протяжении всего тура публика встречала сонату Штрауса гробовым молчанием…

Что касается «Шехеразады», то это же сказка, это «Тысяча и одна ночь», и вы верно подметили — в нее погружаешься, растворяешься в волшебстве сюжета. Все как в детстве…

Мое творческое развитие в настоящий момент можно сравнить с переходом от отрочества к юности. Я солирую не с детских лет — в школьные годы я валял дурака, отлынивал от занятий, вместо этого пинал мячик. Так продолжалось до тех пор, пока не попал в класс Александра Абрамовича Шисмана, который всерьез взялся за меня, и с этого момента, пожалуй, и следует начинать отсчет моей сегодняшней жизни. Хотя точно так же искренне я признателен и моим первым педагогам — Лилии Феликсовне Богомоловой и Олегу Геннадьевичу Свистунову.

«Я верующий, но не религиозный»

— Насчет «пинал мячик» — подробнее, пожалуйста. Ведь футбол и сегодня является одним из основных увлечений вашей жизни?

— Да, к футболу я неравнодушен, играю, когда выдается свободное время. Между тем за клуб «Уфа» не болею — на мой взгляд, нет смысла. Вот если бы были свои, родные игроки, как в старые добрые времена, тогда другое дело. К примеру, в моем детстве довольно известна была команда «Содовик» из Стерлитамака, за нее болели как за родную, болели за ребят — своих земляков. А что происходит сейчас? Игроки покупаются, переходят из команды в команду… Для меня настоящим примером является футбольный клуб «Барселона» — такие молодцы эти ребята, все делают сами, и при этом за всю историю футбола это один из самых титулованных клубов мира. А то, что они воспитали Месси, лучшего игрока планеты, вообще заслуживает отдельного уважения и восхищения!

Кажется, Платини сказал, что около восьмидесяти процентов игроков начинают свою карьеру во дворе, а у нас дворовой футбол, увы, не поддерживается, и это очень печально…

За ХК «Салават Юлаев» я болею только из-за имени, лишь потому, что это наш «Салават» — хотя с составом команды та же история. Когда кругом такое изобилие легионеров и не слишком грамотная трансферная политика, как можно говорить о культуре спорта? И почему мы перенимаем все наносное, ненужное у Америки — государства, у которого по большому счету даже нет своей культуры, ничего нет своего? Время от времени, конечно, принимаются законопроекты, призванные улучшить ситуацию, так что хочется верить в то, что она изменится. Я вообще человек верующий. Хотя при этом не религиозный.

Я люблю спорт вообще — если не футбол, то любые физические упражнения: бегаю, отжимаюсь, подтягиваюсь. Если какое-то время ничего не делаю, не нагружаю себя, то мне этого начинает недоставать, тело просит движения. То же и в музыке — если какое-то время длится бездействие, начинается паника. И вот эта самая паника является моим двигателем.

Половинка дирижера

— Специально для вас выписала цитату из интернета: «Концертмейстер всегда виноват во всем. Так следует думать всегда, но ни в коем случае нельзя так говорить вслух при концертмейстере». В этой шутке есть доля истины?

— Хм. Вот прямо сейчас принялся размышлять, насколько она соответствует действительности. Наверное, надо отметить, что в должности концертмейстера я не так давно — с 2014 года (в Национальный симфонический оркестр РБ я пришел в 2010-м, до этого играл в Национальном оркестре народных инструментов). И, в общем-то, обычно я охотно признаю себя виноватым — конечно, если чувствую себя таковым. Однако суровая правда жизни в том, что, увы, далеко не все понимают: концертмейстер — это не просто первая скрипка. Это даже не правая рука дирижера — это его половинка, во многом берущая на себя дирижерские функции! Отсюда, конечно, и повышенная ответственность, спрашиваешь с себя строже, и сил, энергии уходит в разы больше.

— И раз уж сегодня вы «половинка» дирижера — допускаете ли, что в дальнейшем станете полноправно дирижировать оркестром, возможно даже, как «играющий тренер», со скрипкой в руке — как Вилли Босковски или Штраус-отец?

— Очень даже допускаю. В этой жизни возможно все.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Борис Шмелев

Политолог

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ