18+
вторник, 21 августа
Культура

Историю древности убивают современные дикари

Ученые решают как спасти уникальный музей от вандалов

  
896
Капова пещера
Капова пещера (Фото: официальный сайт заповедника)

Пещера Шульган-Таш. Она же Капова. Наскальная живопись эпохи палеолита прославила ее далеко за пределами Башкирии и даже страны. Целых три аспекта делают заповедник уникальным: спелеологический (потому как редкий природный объект), археологический (как пещеры с живописью древних людей) и этнологический — поскольку с Каповой пещерой связано множество легенд и преданий.

Киса и Ося здесь были

Анализ наскальных древних рисунков, открытых в 1959 году зоологом заповедника Александром Рюминым, показал, что им от 14 до 17 тысяч лет! Это большие, почти в человеческий рост, изображения мамонтов, носорогов, лошадей, кошки, есть здесь и хижины, и непонятные знаки — всего найдено 200 рисунков, хорошо сохранились из которых 30.

Практически все изображения — красные, поскольку предки наносили их охрой с добавлением животного жира. Но, увы, не все работы древних людей можно увидеть в настоящее время.

В 2012 году пещеру закрыли — из-за того, что нарушился микроклимат и уникальные рисунки стали блекнуть. Однако не только это стало причиной изоляции пещеры.

Как известно, прогресс далеко не всех людей делает цивилизованными, и многие туристы даже сегодня выцарапывают на природных памятниках свои бессмертные имена. Не миновал вандализм и Шульган-Таш: почти каждый приехавший в заповедник считает должным оставить здесь память о себе — стены пещеры буквально испещрены «граффити». В погоне за «славой» в ход идет всё: уголь, губная помада, краски, чернила и даже ножик.

Именно наскальное народное «творчество» стало серьезной помехой для включения нашей пещеры в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. А ведь это дало бы заповеднику и дополнительные гарантии сохранения и защиты, и привлечение средств международного фонда, и сделало бы культурный объект Шульган-Таш известным во всем мире.

Тонкое дело

Устранение граффити с культурных объектов — дело непростое, и специалистов в этой области можно пересчитать по пальцам. Один из них — Антон Гийаме из Андорры, приглашенный для удаления «шедевров» со стен Шульган-Таша. У господина Гийаме большой опыт в сохранении наскальной живописи в пещерах, входящих в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Прибыв в нашу республику, Гийаме в составе международной экспедиции в течение десяти дней при помощи специальных средств и тонкой кисточки удалял граффити со стен пещеры Шульган-Таш.

По словам Данира Гайнуллина, директора центра по охране и использованию объектов культурного наследия Башкирии, результат превзошел ожидания — на стенах стали проявляться те самые, красные рисунки наших предков, и пещера начала приобретать первоначальный вид. Всего специалисты расчистили 14 квадратных метров, осталось еще 120 — народная «живопись» здесь нанесена углем и краской, а также выполнена в виде насечек.

— Длинный коридор пещеры просто испещрен граффити, — сокрушается Антон Гийаме. — А ведь стены здесь очень хрупкие. Туристы, не подозревая об этом, сильно нажимают на скалу при нанесении своих творений. К примеру, уголь — очень агрессивный инструмент, и поэтому значительный поверхностный слой разрушен…

Выход — в копиях

С целью сохранности Шульган-Таша встал вопрос о создании историко-культурного музея-заповедника, который расположится тут же, в Бурзянском районе. Это место будет называться довольно романтично: «Земля Урал-батыра». Здесь же поставят памятник Акбузату: белый сказочный крылатый конь выходит из озера, встречая гостей заповедника…

Музей станет копией основных живописных залов Шульган-Таша и расположится близ пещеры. В Европе такие музеи-копии уже давно стали местом паломничества туристов, поскольку отвечают всем запросам: и объекты в виртуальном музее видно лучше, и инфраструктура развита, и детей есть где оставить. Взять, к примеру, знаменитые пещеры Альтамира и Ласко — в них доступ обывателям закрыт, как и в нашу Капову, но рядом с историческими объектами находятся их копии, привлекающие до полутора миллионов туристов в год. Для сравнения: годичный поток туристов в Шульган-таш сегодня составляет 35 тысяч посетителей.

А между тем по авторскому граффити статистика идет умопомрачительно обратная: против огромного числа «народных» рисунков в Шульган-Таше та же пещера Руффиньяк может «похвастаться» максимум десятью — двадцатью. И потому первыми словами, которые слетели с губ Антона Гийаме, когда он впервые шагнул в нашу знаменитую и, казалось бы, любимую пещеру, были:

— Это невозможно!

Полагаю, что в русском варианте это прозвучало бы гораздо крепче.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Как там Трамп? Как там Трамп?

Эдуард Лимонов о последних скандалах вокруг президента США

Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Юшков

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

Константин Небытов

Судебный пcихолог

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ