18+
среда, 26 апреля
Происшествия

И только детский сапожок на пешеходном переходе…

Почему необходимо реальное ужесточение наказаний за «пьяные» ДТП

  
399
И только детский сапожок на пешеходном переходе...
Фото: ТАСС/ пресс-служба ГУМВД Москвы

Казалось бы, никакой особой интриги в этом деле, которое начало рассматриваться в Энгельсском районном суде, нет и быть не может. С одной стороны — 55-летний Александр Базиров, родившийся в Ровенском районе, простой работяга на стройке, по собственному признанию, даже не закончивший техникума. С другой — родители 7-летнего (8 лет ему должно было исполниться в январе 2017 года) Тимура Иванова, которого этот самый нетрезвый работяга 7 ноября сбил на полном ходу прямо на пешеходном переходе, когда тот вместе с бабушкой возвращался домой. Вопрос «Кто виноват?» в этом случае не стоит (тем более, что и сам Базиров в суде заявил, что полностью признает свою вину). На его месте — вопросы другие, может, гораздо более сложные. Что-то из разряда: «Можно ли чем-то это оправдать?»

Такого наплыва присутствующих на процессе не ожидал никто. Причем, журналистов там были единицы, основная масса — просто те, кто пришли поддержать родителей Тимура. Растерялись даже судебные приставы, принявшиеся созывать коллег на помощь («давай, спускайся вниз, тут такой аншлаг») и искать дополнительные скамейки. Впрочем, в итоге все равно сидели почти друг на друге.

«Будто железки полетели»

Достаточно простая фабула той трагедии не раз была описана в СМИ: 7 ноября прошлого года, около 14 часов, на нерегулируемом (без светофора) пешеходном переходе на проспекте Строителей рядом с пересечением с ул. Полтавской, водитель автомобиля ГАЗ-31105 («Волга» серебристого цвета) «не снижая скорости движения до безопасной, не уступив дорогу, совершил наезд на семилетнего мальчика с бабушкой, переходящих улицу. Ребенок получил смертельные травмы, а бабушка была отправлена в больницу». Они успели сделать лишь несколько шагов. От удара 7-летний Тимур, который, по словам отца, мечтал стать сначала сотрудником ГАИ («у нас даже на обоях в детской дорожные знаки»), оказался за тридцать метров от пешеходного перехода — на «зебре» остался лишь один его сапожок. У самой «Волги» разбилась фара и оказался поврежден бампер. «Был очень громкий хлопок и будто железки полетели», — вспоминала на суде одни за свидетельниц, жительница поселка Лощинный, ждавшая в тот момент «маршрутку» на расположенной совсем рядом остановке. Судя по всему, действительно, автомобиль под управлением Базирова, «вынырнув» из-за пропускавшей пешеходов иномарки, даже не пытался затормозить. Свидетели сходятся в том, что от водителя буквально разило перегаром (кто-то вспомнил, что мужчина даже немного покачивался)…

Получившая травмы и находящаяся в шоке 60-летняя бабушка даже нашла в себе силы позвонить с мобильника родителям Тимура и сказать (прокричать) о случившемся.

«Я увидел, что в машине ГИБДД на заднем сиденье мужской силуэт. Понял, что это, скорее всего, и есть виновный водитель, я побежал туда. Скажу честно, тогда я хотел только одного — физической расправы. Порыв был просто его порвать. Успел заметить, что полицейский, который сидел на переднем сиденье, увидев меня, заблокировал двери в машине и, видимо, что-то сказал тому, на заднем сиденье, после чего его силуэт исчез, словно упал на сиденье или на пол. Позже сотрудники полиции и врачи нашли какие-то слова, чтобы я отвлекся на бабушку, которая никого к себе не подпускала. Я ее с трудом уговорил поехать на скорой», — впечатление, что отец Тимура, Денис Иванов рассказывает обо всем спокойно, обманчиво. Даже строгая судья Елена Кулишова несколько раз предлагает ему давать показания сидя, а не вставать каждый раз, но тот будто не слышит.

За прошедшее с ноября время СМИ уже успели сообщить самые разные «эксклюзивные» подробности. По одной версии, прямо на работе, на глазах коллег Александр Базиров употреблял алкогольные напитки все неделю перед трагедией, и в таком виде садился за руль, крайне агрессивно реагируя на любые попытки помешать ему в этом; по другой, выпил лишь накануне и в тот роковой день с похмелья гнал машину со стоянки. Впрочем, в глобальном смысле, теперь это все уже не так важно. Как например и то, что по словам около десятка свидетелей, он даже ни разу не подошел к сбитым им же пешеходам, не оказал им медицинскую помощь, а все время до приезда ГИБДД находился около своей машины.

На суде Базиров вел себя, мягко говоря, спокойно, эмоций не показывал. Казалось, он заранее смирился с любой своей участью и единственное, что его по-настоящему беспокоило, это яркое солнце, которое било из окна прямо в «клетку», где он находился. Впрочем, один раз он отреагировал на происходящее довольно живо. «Никто из машины меня не вытаскивал, я сам вышел. И я хотел вызвать скорую, но…», — недовольно заявил он после выступления одной из свидетельниц. «Да какой там! — взмахнула рукой та. — Вас вытащили и побить хотели. А полиция их остановила». «Больше вопросов у меня к свидетелю нет», — сказал Базиров и сел на место.

По словам Дениса Иванова, отца погибшего Тимура, никаких извинений со стороны того же Базирова или его родственников до сих пор не поступало. Зато был один телефонный звонок — звонившая представилась женой Базирова, и произнесла что-то вроде: «Вы же понимаете, это все дело случая. А вы еще молодые, родите других детей».

А это уже, как говорится, занавес.

«Только в виде пожизненного заключения»

Часть 4 ст. 264 УК РФ, обвинение по которой предъявлено 55-летнему Александру Базирову, предусматривает от 2 до 7 лет лишения свободы. Тем временем, в интернете все активнее обсуждают петицию за ужесточение наказания за подобные преступления, автором которой стал тот же Денис Иванов.

«Существующая статистика случаев выявления нарушений повторного управления транспортным средством в состоянии опьянения, когда «водители» уже лишенные прав, вновь садятся пьяными за руль, когда сотрудники ГИБДД, подвергаясь сами смертельному риску и отдавая себе отчет о риске окружающих людей, вынуждены организовывать погоню за ними, устраивающими «пьяный кураж» на дорогах, когда виновные выходят после отбытия несоразмерно маленького срока в щадящих условиях заключения (колония-поселение с правом выхода на УДО после отбытия одной трети срока), говорит о том, что существующее в данное время уголовное наказание по ч.4 и ч.6 ст. 264 УК РФ не достигает целей социальной справедливости, не достигает в должной мере исправления осужденных, и в значительно мере не предупреждает новые преступления.

Жизнь человека, а в случае нашей трагедии, ребенка — бесценна. Считаю необходимым рассмотрение возможности квалификации вины по ч. 4 и ч. 6 ст. 264 для водителей, совершивших ДТП в состоянии алкогольного опьянения, имеющее необратимое последствие, а именно гибель человека (нескольких человек) — как тяжкие преступления, имеющие косвенный умысел. Это было бы правомерно не только по форме, но и по содержанию. Только наказание в виде пожизненного заключения за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, повлекшее за собой гибель ни в чем не повинного человека, сможет остановить беспредел на дорогах". — Пишет отец, потерявший сына. К сегодняшнему моменту число подписавших подошло вплотную к 27 тысячам человек.

Следующее заседание по этому уголовному делу запланировано на 25 января.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Денис Денисов

Директор украинского филиала Института стран СНГ

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Сергей Марков

Политолог

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ