18+
четверг, 19 января
Происшествия

Глава оренбургского МЧС в трагедии не виновен?

Генерал-майор Иванов говорит про «заказную основу»

  
1144
Глава оренбургского МЧС в трагедии не виновен?
Фото: ТАСС

Показательная ситуация произошла на днях в Оренбуржье. Во вторник стало известно о задержании и помещении в ИВС начальника ГУ МЧС по Оренбургской области генерал-майора внутренней служба Петра Иванова, которому накануне было предъявлено обвинение в халатности. А конкретно — по части 2 ст. 293 УК РФ — халатность, повлекшая по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека, может наказываться принудительными работами с лишением права занимать определенные должности или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет. Но уже в среду выяснилось, что Иванов отпущен из ИВС под залог в полмиллиона рублей, в то время как следователи просили посадить главу МЧС по домашний арест.

Вспоминая трагедию на трассе Оренбург-Орск

По версии следствия, 31 декабря 2015 года глава регионального МЧС Иванов получил прогноз погоды, в котором указывалось, что с 1 по 3 января 2016 года на территории Оренбургской области ожидаются сложные метеоусловия. Однако никаких мер к предотвращению возможной чрезвычайной ситуации он не принял. Кроме того, следствие отмечает, что спасательная операция, которую в результате бездействия пришлось разворачивать, «была завершена непрофильными силами».

Несложно догадаться, что речь идет о трагедии, развернувшейся в первые дни 2016 года на трассе Оренбург-Орск (подробнее об этом — «Уроки снежного плена под Оренбургом» и «Трагедия на трассе Оренбург-Орск и новые жертвы»). Напомним, тогда в снежном плену на трассе (которая накануне, то закрывалась из-за непогоды, то вновь открывалась) оказалось несколько десятков автомобилей. В итоге, по официальным данным, было эвакуировано 84 человека, 12 — эвакуировано с обморожениями. И руководство оренбургского МЧС стояло до последнего на своем, утверждая, что все силы и средства с их стороны (более 150 спасателей, 55 единиц техники) были задействованы полностью. А вот те, кто сам попал на сутки с лишним в снежный плен, были совсем другого мнения. И рассказывали в соцсетях, блогах, а позже и в обращении к президенту Владимиру Путину о том, как не могли дозвониться до службы спасения, а дозвонившись, получали упреки, мол, нечего было в такую погоду никуда отправляться; о том, как в ожидании хоть какой-то помощи им приходилось, чтобы согреться, жечь собственные вещи и обшивку салонов, автомобильные кресла; о том, как на самом деле жители близлежащих населенных пунктов (а не спасатели) выходили в буран на поиски и спасали беременных женщин, детей, отдавали им свою одежду. «Мы помогли вытолкать из сугробов пару машин, чтобы снегоуборщик мог расчистить дорогу оставшимся и спасти нас. Но в итоге ничего этого не произошло. Машина проехала вдоль всей колонны, развернулась и ушла обратно в сторону Орска. СМИ говорили, что были развернуты пункты обогрева, доставляли горячий чай — ничего этого не было. Говорили, что к нам едут вездеходы, но что-то я ни одного по пути не увидел, даже когда ехал обратно и даже в том пункте размещения в Кувандыке, где нас поселили. Никакой техники там больше не было!», — рассказывал позже в видеообращении к Путину один из участников той трагедии. И потому, буквально рождественской сказкой выглядел тогда поступок сотрудника ППС города Медногорска Данила Максудова, который, оказавшись на злополучной трассе, отдал куртку и варежки замерзающей девушке, сам был госпитализирован с сильным обморожением, из-за которого лишился в итоге фаланг двух пальцев на руке. И опять-таки до последнего официальные органы молчали о погибшем во время бурана 32-летнем водителе, который, судя по всему, так и не дождался помощи, бросил машину и попытался добраться пешком до населенного пункта, но оступился, упал, и его занесло снегом. Причем тело мужчины обнаружили опять-таки не спасатели, а его родственники, почти двое суток самостоятельно осуществлявшие поиски. Через несколько дней, уже в больнице скончалась 68-летняя женщина, эвакуированная из того же снежного затора. Оказалось, что она перенесла инсульт.

Бабич, Берг и одна «вахтовка»

К слову, будто специально, всего через какой-то месяц оренбургское МЧС снова оказалось в центре скандала. СМИ вдруг выяснили, что еще в декабре 2015 года сотрудникам МЧС по Оренбургской области вместо зарплаты открыли кредиты в форме «офердрафт» с фиксированным лимитом от 15 до 25 тысяч рублей. Мол, в годовом бюджете закончились деньги. Правда, позже долги были оперативно погашены, но этот не совсем обычный «казус» уже успел к тому времени выйти в федеральную плоскость.

Тем временем, задержание Иванова уже успел прокомментировать и полпред президента в ПФО Михаил Бабич (что вполне логично, учитывая не только статусность задержанного, но и масштабность зимнего бедствия). «Сегодня дана уже оценка и Генеральной прокуратурой РФ и Следственным комитетом. Я с аргументацией полностью согласен. Несмотря на то, что какие-то меры определенно принимались, но они были недостаточными, неэффективными имели последствия, в том числе для людей. К сожалению, есть и погибший. Безусловно, как в любой аналогичной ситуации будут вынесены законные обоснованные решения, в том числе по привлечению лиц, виновных в ситуации к ответственности, адекватно тому, что произошло и как исполнялись служебные обязанности», — цитирует чиновника РИА «Оренбуржье».

Более жестко настроен депутат заксобрания Оренбургской области, руководитель реготделения «Справедливой России» Владимир Фролов. «Давайте вспомним „парадные“ заявления губернатора Оренбургской области Юрия Берга от 8 января 2016 года, первого заместителя министра МЧС РФ генерал-майора Степанова, прилетевшего срочно с Дальнего Востока 9 января, и заявившего о том, что спасательная операция региональной системы ГО и ЧС проведена на „высоком“ уровне и с отличным результатом… В своих выступлениях они уверяли нас в том, что на трассе Оренбург — Орск уже работают 155 спасателей и 75 единиц специальной техники. Это было в ночь 2 января, а помощь в виде двух сотрудников ГИБДД из Медногорска и одной „вахтовки“ пришла только утром 3-го января, через 15 часов ожидания спасения!», — комментирует он на своей странице в соцсети.

«Остальные-то выжили!»

По сути, вторит «эсэру» Фролову и второй секретарь Оренбургского областного комитета КПРФ Сергей Романенко: «Наказание должно последовать, потому что допущена халатность. Чиновники должны помнить, что наказание неотвратимо. Пример Сердюкова расхолаживает и учит чиновников действовать, не оглядываясь и не соизмеряя с законом свои действия… Почему понадобилось столько времени, столько протестных акций, чтобы власть повернулась к этой проблеме лицом и стала изучать и определять конкретных виновников. Я думаю, что не один генерал, чиновник, должен разделить ответственность за эту трагедию. Уж очень узкий список потенциальных наказуемых. Создается впечатление, что вся вина, преступная халатность, бездеятельность только в одном человеке. Мы называем многих героями, а почему виновный один? Здесь какая-то поспешность». А вот депутат горсовета Аркадий Швецов (комментарии коммуниста Романенко и Швецова опубликовало агентство «Урал56.ру» ) призывает не торопиться с выводами: «Надо разбираться, были ли данные о прогнозе плохой погоды только у него или у других ответственных служб тоже. Разве остальные не знали? Скорее всего, многие ведомства получили это предупреждение, а он мог его и последним получить. Да, ответить за смерть человека должны, но кто виноват, да и меру ответственности, должны определить компетентные органы. Если только он знал о надвигающейся метели, то вина полностью на нем, а если нет, то отвечать должны все. В этом надо серьезно разбираться. Нельзя допускать, чтобы действия имели популистский характер. Почему другие органы допустили выезд людей на трассу? Если все зависело только от Иванова, то да, это халатные действия. Однако важна и ответственность самих людей и действия человека, который погиб. Остальные-то выжили. Нам же до конца неизвестно, как конкретно действовал этот мужчина, почему он оказался один вне автомобиля. Я не хочу ничего говорить о руководителе МЧС, ни хорошее, ни плохое. Оценку не мне давать. Но популизм из этого делать не надо. Кому-то это, видимо, нужно, наверное».

Что же касается самого, отпущенного под залог главы МЧС Иванова, то он своей вины не признал и давать показания отказывается. «Дело имеет общественный резонанс. Еще до проведения следственных действий СМИ было определено, что виноват я и губернатор. Данное мнение сформировано на заказной основе», — цитирует его «ТАСС». И подобные заявления не мешают Иванову, например, достаточно свободно общаться с журналистами местной телекомпании на тему, что все свидетели по делу — его подчиненные. «Свидетели — в основном сотрудники центра кризисных ситуаций, которые находятся в моем подчинении, сотрудники ГУ, но я могу сказать достоверно и даже, если надо, призвать их: когда они приходили ко мне и докладывали — идем на следствие, что нам говорить, — я им однозначно ответил: говорить только правду и никаких подтасовок».

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Борис Шмелев

Политолог

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ