18+
четверг, 25 мая
Происшествия

«Настоящий убийца я!»

Саратовец много лет пытается доказать, что за его преступление посадили другого

  
1334
«Настоящий убийца я!»
Фото: Антон Новодережкин/ ТАСС

Житель Саратова уже почти семь лет пытается доказать следственным органам, что совершил убийство за которое отбывает наказание невиновный — его приятель. История Владимира Дмитриева, который в 2009 году принес явку с повинной в Следственный комитет при прокуратуре и с тех пор безуспешно пытается исправить ошибку правоохранительной системы, готового понести заслуженное наказание, вызвала в городе широкую огласку. Однако пока никаких надежд на пересмотр дела нет — СК и полиция уже заявляли, что показания Дмитриева самооговор. Правда, приводимые правоохранителями аргументы убедительными не выглядят, в отличие от искреннего желания мужчины сесть в тюрьму вместо своего друга. Отчаявшись, мужчина обратился в высокие инстанции, включая руководство силовых ведомств и президента Владимира Путина.

Чисто российское убийство

До убийства Владимир Дмитриев жил в Саратове в квартире родителей и уже тогда любил выпить. После их смерти, на жилье положили глаз «черные риелторы». Дмитриева шантажировали с намерением выселить, угрожали расправой. На время, чтобы укрыться от преследований, мужчина уехал пожить в один из районов Саратовской области. Тем же временем, он решил обменять квартиру на жилье в другом месте, обратившись к соседу и хорошему знакомому, риелтору Сергею Тимохину. 25 октября они встретились дома у Тимохина в Саратове, в присутствии его подруги Веры Галаевой.

«В этот день я, Тимохин и наша общая знакомая Галаева Вера Ивановна распивали спиртные напитки в квартире Тимохина, — пишет Дмитриев в своем письме президенту. —  В ходе распития спиртных напитков Тимохин ушел в комнату спать, а я и Галаева остались и продолжили распитие спиртного. Через некоторое время между нами произошла ссора, в ходе которой Галаева стала разговаривать со мной на повышенных тонах и высказывать в мой адрес оскорбительные выражения. Распаляясь все больше и больше, Галаева стала на меня кричать, а затем схватила лежащий на столе кухонный нож и стала размахивать им перед моим лицом. Дальше события развивались внезапно и непредсказуемо: я попытался выхватить у нее из рук нож, между нами завязалась борьба, в ходе которой мне удалось выхватить у нее нож, а затем я несколько раз ударил ее этим ножом в область шеи, от чего она скончалась на месте. Тимохин в это время спал в комнате и ничего не видел и не слышал.

Поняв, что натворил, я испугался, убежал с места совершения преступления и скрывался от следствия и суда в течение более полугода, проживая у случайных знакомых в различных населенных пунктах Саратовской области. Жил на деньги, которые удавалось получить за работу, выполняемую по хозяйству — уборку двора и помещений для скота, вывоз мусора, мелкий ремонт по дому, починку бытовой техники и т. д. В общем — брался за всё. Думал, что со временем все забудется и я вновь обрету душевное спокойствие. Однако, несмотря на то, что время шло, чувство вины меня не отпускало и я все сильнее и сильнее чувствовал угрызения совести за то, что в тот злополучный день смалодушничал и убежал с места преступления".

Проснувшись наедине с трупом, и вполне возможно, спьяну забыв события прошедшего вечера, Сергей Тимохин сам попытался избавиться от тела. Для чего позвал на помощь своего племянника. Следствие расценила его поведение совершенно однозначно. На него стали давить с целью получить признание. Так случилось, что Тимохин попал в обработку своему бывшему подчиненному по риелторской конторе. Который на данный момент работал оперативником в отделе милиции. Как писали местные СМИ, опер обещал Тимохину, что в случае признательных показаний по разработанной им версии, он будет обвиняться в менее тяжком преступлении, за которое предусмотрено наказание, не связанное с лишением свободы. Поэтому Тимохин и построил свою защиту согласно указаниям, и в результате получил 11 лет колонии строгого режима. На апелляции срок был сокращен на один год. Правда, уже на суде, Сергей Тимохин неожиданно отказался от признаний и ввел в повествование некоего человека по имени Олег. Он якобы заявился к ним вечером для распития спиртного, и по словам подсудимого, зарезал женщину, а потом пообещал утром вернуться и спрятать тело, но сбежал. Вполне возможно, что под этим именем Тимохин зашифровал Дмитриева, которого сдавать не хотел. Племянник Тимохина, помогавший замести следы преступления, получил год условно.

«Моя правдивая версия была не нужна»

Спустя несколько месяцев в Саратов вернулся Дмитриев. От знакомых узнав о том, что его приятель сел в тюрьму, он не мог найти себе покоя. Муки совести отягощало то обстоятельство, что Тимохин не стал указывать на него следствию и суду. И он пришел с повинной.

«Явку с повинной сначала долго не хотели принимать, затем в течение года волокитили проверку моего сообщения о преступлении, говорили, что я своей явкой с повинной ломаю им уже вступивший в законную силу и устоявшийся приговор, — рассказывает Владимир Дмитриев. — Я понял, что установление истины должностных лиц указанных правоохранительных органов волнует меньше всего: убийство раскрыто, преступник осужден и отбывает наказание; чего еще нужно для чувства исполненного долга? Среди работников прокуратуры и Следственного комитета я слышал даже такие разговоры: если дело будет пересмотрено, то тогда придется наказывать лиц, допустивших судебную ошибку — следователя, расследовавшего дело, прокуроров утверждавших обвинительное заключение и поддерживавших государственное обвинение в суде и судью, постановившего обвинительный приговор. Моя правдивая версия была не нужна, поскольку не вписывалась в методично размеренный ритм правоохранительных органов».

В свою очередь, СК так прокомментировал проводившуюся проверку:

«В ее рамках следователем проводился комплекс процессуальных действий, в том числе допросы свидетелей, комплексная ситуационная судебно-медицинская экспертиза, психофизиологические экспертизы Дмитриеву В. и Тимохину С. с использованием полиграфа. Так, согласно заключению комплексной ситуационной судебно-медицинской экспертизы смерть Галаевой В. не могла наступить при обстоятельствах, указанных Дмитриевым В. Полиграфические экспертизы показали, что Дмитриев В. не располагает сведениями об обстоятельствах убийства, а Тимохин С. располагает таковыми. Учитывая, что в ходе проведенного расследования доводы Дмитриева В. о совершении им убийства были опровергнуты, надзорным ведомством было вынесено постановление о прекращении возбужденного производства. Данное решение обжаловалось Тимохиным С. в судебном порядке, однако суд признал постановление о прекращении возбужденного производства законным и обоснованным».

Как говорится в решении Саратовского областного суда, 30 сентября 2009 года заместителем прокурора Октябрьского района Саратова по заявлению Владимира Дмитриева возбуждено производство по вновь открывшимся обстоятельствам. После проведенной проверки постановлением заместителя прокурора района от 13 мая 2010 года возбужденное производство было прекращено в связи с отсутствием оснований для возбуждения. Стоит отметить, что главным «доказательством» самооговора стали результаты проверки Дмитриева на полиграфе, которые судебной силы не имеют, и, по мнению многих экспертов, легко фальсифицируются.

В освобождении отказано

Адвокат Сергея Тимохина — Андрей Еремин, воспринимает версию Дмитриева всерьез:

«По крайней мере, события, которые они излагают (Дмитриев и Тимохин) согласуются между собой и с материалами уголовного дела, — рассказал он Ленте.ру. —  Я считаю, что в любом случае версия Дмитриева требует тщательной проверки, а ее не было, она была спущена правоохранительными органами на тормозах. Потому, что следственным органам невыгодно, чтобы была установлена судебная ошибка. В этом случае надо наказывать всех лиц, причастных к этой ошибке. Сами понимаете, никто не хочет нести наказание. Никто из должностных лиц не допустит реабилитацию Тимохина, на которую он имеет право и на выплату из бюджетных средств, они поэтому все делают для того, чтобы доказать неправдоподобность версии Дмитриева».

Доказательств, которые бы прямо указывали на вину Тимохина в деле не имеется: нож, которым было совершено преступление, был вымыт, тело, долгое время пролежавшее в воде, претерпело изменения, а свидетелей самого убийства не оказалось.

«Все это время в колонии в Энгельсе сидит другой человек, осужденный за это преступление, — писал Владимир Дмитриев в одном из своих обращений в инстанции. — Меня мучает совесть, но всем наплевать и на меня, и на страдания Сергея Тимохина в колонии. Если я признаю, что я виновен, если раскаиваюсь и хочу понести наказание и очистить им другого человека, то почему мне в этом препятствуют?», — пишет Дмитриев в инстанции.

Тем временем, пытается обелить себя и Тимохин, который также шлет чиновникам письма.

«В милицию я сразу не обратился, так как боялся, что убийство повесят на меня (впоследствии так и вышло), так как труп находится в моей квартире. Дмитриев сбежал, и, судя по ситуации, сдаваться милиции не собирался, соседи что-либо видеть не могли, поскольку события происходили в квартире при закрытых дверях, каких-либо очевидцев не было. Таким образом, круг замкнулся на мне! Я согласен нести ответственность за недонесение или за укрывательство преступления, однако убийство я не совершал и не хочу нести наказание за действия другого лица!» — пишет он. Недавно Тимохин написал прошение об условно-досрочном освобождении. На это администрация колонии наложила на него дисциплинарное взыскание. Как он считает — по надуманному поводу. В освобождении было отказано.

Популярное в сети
Новости партнеров
Федеральный выпуск
Цитата дня
Lentainform
Новости
СМИ2
Медиаметрикс
24СМИ
Жэньминь Жибао
НСН
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

В эфире СП-ТВ
Фото
СП-ЮГ